Мы работаем! График. Онлайн-консультации. Справки. Оплата анализов онлайн. Меры безопасности.

Кисспептин, стресс, поликистоз и центральные механизмы регуляции менструального цикла

Кисспептин, стресс, поликистоз и центральные механизмы регуляции менструального цикла

О кисспептине, который играет важную роль в центральной регуляции менструального цикла, о СПКЯ и функциональном гипоталамическом гипогонадизме рассказывает Игорь Иванович Гузов, акушер-гинеколог, к.м.н., основатель "Центра иммунологии и репродукции".

Кисспептин – это очень значимый показатель. Есть еще одно понятие - KNDy нейроны -они вырабатывают кисспептин. Всё это располагается в гипоталамусе. Сам по себе кисспептин является интереснейшим регулятором.

кэнди нейроны.jpg





Одним из ведущих специалистов, занимающихся вопросами гипоталамо-гипофизарной регуляции менструального цикла и овуляции у женщин, является профессор Сара Берга, которую я очень уважаю. Удивительный человек и очень интересный специалист из Америки. Она - ведущий специалист по так называемому функциональному гипоталамическому гипогонадизму. Очень многие исследования, проводимые ею, посвящены центральным механизмам регуляции и центральным механизмам нарушения регуляции менструального цикла.

Я могу сказать, что центральное звено регуляции является явно недооцененным нашими специалистами в области медицины репродукции, которые смотрят просто на цифры, которые мы получаем в результате гормонального исследования.

Например, пациентка 34-х лет сдает анализ на гормоны. У неё идут нарушения цикла. И о чем думает врач? О том, что, возможно, у нее есть снижение овариального резерва.

Начинает смотреть анализ на гормоны и получает низкий уровень гонадотропинов, не экстремально низкий, но такие сниженные цифры: ЛГ меньше 2-х, ФСГ меньше 2-х. И врач говорит: «Ой, как здорово! Как здорово у Вас, вообще, всё происходит! Я думал, что у Вас ФСГ больше 25-ти, а у Вас ФСГ такое маленькое, меньше 2-х! Как у молодой женщины. Вы не старая, но как у совсем юной, можно сказать. Какой прекрасный резерв! Давайте мы возьмем кровь на АМГ... У Вас АМГ больше 5-ти! Как всё у Вас прекрасно построено! Просто вот такое нарушение менструального цикла связано с гиперандрогенией. Давайте, я назначу Вам на несколько циклов гормональные контрацептивы. И потом у Вас будет эффект отдачи, то есть ребаунд-эффект. И мы всё восстановим..».

Вот эти противоречивые данные – высокий уровень АМГ и низкий уровень гонадотропинов - обычного врача, который плохо знаком с механизмом функционального гипоталамического гипогонадизма, введут в заблуждение и пустят по совершенно ложному пути.

Может быть и сочетание синдрома поликистозных яичников, который обычно выражается в склонностях к ожирению, к большому количеству фолликулов, к повышению уровня мужских половых гормонов. У этих пациенток также, может быть чувствительность к различным стрессам. И к метаболическому стрессу, и к психогенному стрессу, который может приводить к мощнейшей супрессии и к угасанию, подавлению, удушению выработки фолликулостимулирующего гормона и лютеинизирующего гормона в гипофизе из-за того, что идут нарушения на уровне кисспептина.

То есть реакция идет на стресс. Это может быть и психогенный стресс, либо очень сильный метаболический стресс, когда она пытается «держаться в форме». А у нее склонность к тому, чтобы быть немного такой «кругленькой». Но ей говорят: «Ты знаешь, там, в соседней группе студенческой, есть такой Петя. Если ты будешь толстой, ты ему нравиться не будешь. Ты должна быть худой, совсем худой!». И вот она начинает давить на себя, лишать себя удовольствия. А прием пищи, в принципе – все механизмы приема пищи, очень значимые факторы, обеспечивающие ощущение комфортности. Если на психогенный стресс накладывается еще и метаболический стресс, может возникнуть нарушение, связанное с тем, что не будет выделяться кисспептин. Этого пептида, названного в честь американских «поцелуйных» шоколадок, не хватает в организме.

У женщины может быть и наследственная предрасположенность, а синдром поликистозных яичников – это наследственное состояние, оно связано с тем, что пациентка получила определенную конфигурацию генов от своих родителей, причем, и по мужской, и по женской линии, это все может идти. И на этом фоне может быть стресс, который будет маскировать всё это. То есть при синдроме поликистозных яичников возможен дополнительный гипоталамический функциональный гипогонадизм. И тогда назначение вот этих гормональных контрацептивов с целью регуляции цикла или ребаунд-эффекта может давать совершенно противоположные действия. Мы этим лечением можем еще больше загнать в глубину функциональные изменения, идущие на уровне гипофиза, и идти по неверному пути.

АМГ у таких пациенток будет высоким всегда. Потому что при синдроме поликистозных яичников антимюллеровский гормон всегда бывает повышен. Он всегда находится в верхнем диапазоне. И даже если пациентка полностью скорректирована: у нее нет ожирения, у нее идет регулярный менструальный цикл, у нее, абсолютно, нормальные все гормоны, нет никаких повышенных андрогенов и так далее, она занимается спортом, она дает хорошие результаты. Эти пациентки – женщины с поликистозом яичников - очень хорошо адаптированы для успешной работы, у них высокий уровень энергетики. Если правильно всё делать, то тогда у них всё идет хорошо: и беременность наступает, и так далее. Не было бы такой большой частоты синдром поликистозных яичников, если бы не было каких-то серьезных преимуществ, которые есть у этих женщин.

Но если вести неправильный образ жизни, если позволять тенденциям, идущим внутри тебя, полнеть сверх какого-то диапазона, то тогда, безусловно, будет и ановуляция, и риск маточных кровотечений, и риск гиперпластических процессов эндометрия, и риск сахарного диабета 2-го типа и так далее. То есть всегда должна быть «золотая середина».

Но у этих же женщин может быть и другая крайность, когда чрезмерное увлечение тем, чтобы быть максимально стройными, иметь большой дефицит массы тела для того, чтобы иметь «модельную внешность», может приводить к очень глубоким нарушениям менструального цикла. И это всё идет на фоне синдрома поликистозных  яичников. Лечить нужно совершенно по-другому.

Кисспептин здесь участвует, безусловно. Нужно ли здесь делать анализы на кисспептин? Нет, конечно. Потому что нам очень трудно бывает заглянуть туда, внутрь гипоталамуса, гипофиза. Мы не можем увидеть всех тех тонких вещей, которые идут там. Но у нас есть хорошие гормональные анализы, которые мы можем сделать. И мы должны просто эти анализы правильным образом прочитать. И тогда лечение будет совершенно другим. Не какие-то гормональные контрацептивы, а хорошая психотерапия.

Должен быть комфорт, режим. Часто пациентка может правильно проанализировать свой образ жизни. Давать отдых, давать сон. Мелатонин – прекрасный препарат. Только назначаться должен в очень маленьких количествах. В дозе, не превышающей 0,3 мг в сутки Убираем метаболический стресс, убираем стресс психогенный – и всё начинает восстанавливаться совершенно спокойно.

Я еще раз подчеркиваю, что все эти гормональные контрацептивы в этом случае, и вся эта гормональная терапия будут только маскировать состояние и не приводить к эффекту.

Программа по гипоталамическому гипогонадизму у нас идет уже, наверное, полтора – два года. Она будет продолжаться. Есть очень интересные подвижки практически по всем направлениям. И в области лабораторной диагностики, и в лечебных подходах. Поэтому, я думаю, что настало время нам поговорить.  Поэтому не покидайте нас. Слушайте нас. Пишите нам. Подписывайтесь на наш канал. Ставьте «лайки».

Спасибо, что вы были с нами!



Rambler's Top100