ФОРУМ:

Антифосфолипидный синдром. Что такое антифосфолипидный синдром и его значение в акушерской патологии

Антифосфолипидный синдром. Что такое антифосфолипидный синдром и его значение в акушерской патологии

Антифосфолипидный синдром - что это такое? Историю открытия рассказывает  Игорь Иванович Гузов, акушер-гинеколог, к.м.н., основатель "Центра иммунологии и репродукции".

Новая страница в учении о гемостазе во время беременности появилась с 1985 года, потому что 1985 год – это год, когда Хьюз описал так называемый  антифосфолипидный синдром, который долго назывался синдромом Хьюза (Hughes— Stovin). Это синдром, составляющий триаду: привычное невынашивание беременности, осложненное течение беременности, сопровождающееся гибелью внутриутробного плода на разных сроках; рецидивирующие тромбозы; наличие антифосфолипидных антител в крови матери, обнаруживаемые в анализе на антифосфолипидные антитела. Волчаночный антикоагулянт - является разновидностью проявлений наличия антифосфолипидных антител внутри организма.

Эта классическая триада Хьюза вызвала огромный интерес акушеров-гинекологов. Она открыла новую страницу в учении, касающемся уже осложнений беременности. Можно провести временную черту – до и после 1985 года: до открытия антифосфолипидного синдрома и после.

Это открытие дало возможность начать совершенно новую область изысканий, которое касается невынашивания беременности на малых сроках; проблем конца первого триместра беременности, отслойки плаценты, задержки внутриутробного роста плода и в какой-то степени преэклампсии.

Всерьез занявшись гемостазом во время беременности, после того как  был описан антифосфолипидный синдром, стали изучать его механизмы. Нельзя сказать, что до того этим не занимались. Этим занимались. Но именно антифосфолипидный синдром послужил толчком к тому, что плодотворно начало  развиваться целое направление акушерства и гинекологии, так или иначе связанное с иммунологией репродукции. Потому что АФС – иммунологический синдром.

В 1996 году мы образовали свой центр, этому предшествовало 2 года подготовки, потому что у меня просто «руки не доходили», так как я тогда много  ездил по США, посещал разные клиники на Западе и познакомился с направлением иммунологии репродукции. Мне хотелось запустить все эти программы на кафедре. Я достаточно настойчиво пытался все это организовать тогда в рамках нашей кафедральной работы, но в то время Николаю Михайловичу было, наверное, не совсем до того. Поэтому, не получая отказа, но в тоже время и не получая необходимой временной поддержки, я решил, что мы создаем Центр иммунологии и репродукции. У нас уже была тогда такая организация – Ассоциация поддержки материнства, и был опыт руководства организацией среднего масштаба.

Процесс этот начался еще в 1994 году, но оформлен был в начале 1996 года. Поэтому мы в апреле празднуем наш день рождения, совпадающий с Днем космонавтики.

Когда мы образовали наш Центр, мы на протяжении долгих лет работали совместно с профессором (сейчас уже академиком), бесконечно уважаемым мною, Евгением Львовичем Насоновым. Это удивительный человек, поддержавший нас с самого раннего этапа. Мы еще даже не начали принимать пациентов, а Евгений Львович, который тогда заведовал иммунологической лабораторией в Центре у Чазова в Институте кардиологии, поддержал нас. Не знаю, как бы мы развивались, если бы не Евгений Львович Насонов, потому что до 2006 года мы и работали на базе Института ревматологии. Это очень значимый этап жизни, и очень важный человек в истории нашего Центра.

Евгений Львович Насонов был главным специалистом по антифосфолипидному синдрому в Российской Федерации. Когда мы образовали наш Центр, он подарил мне очень интересную книжечку, которая называлась «Сборник трудов, посвященный десятилетию антифосфолипидного синдрома». Образование нашего Центра совпало с десятилетним юбилеем открытия антифосфолипидного синдрома.

Я считаю, что опыт нашего Центра по ведению беременных с различными аутоиммунными состояниями абсолютно уникален. Его невозможно сравнить ни с какой другой организацией, потому что никто не видел такого огромного количества пациенток с различными аутоиммунными состояниями. Когда говорят, например, «… а вот, аутоиммунный ревматоидный артрит; … а вот синдром Шегрена; …а вот системная красная волчанка. А вот у меня просто антитела к ДНК…».  Таких пациенток мы вели просто «на потоке», потому что это были пациентки, которые приезжали со всей России и даже из других стран. Мы принимали их тогда в Институте ревматологии, мы всех их видели до беременности, во время беременности, в послеродовом периоде. И так или иначе, мы этих пациенток наблюдали.

Тогда было разработано достаточно эффективное лечение при антифосфолипидном синдроме, связанное с гемостазом. Антифосфолипидный синдром является парадоксальным состоянием, когда мы видим волчанку, волчаночный антикоагулянт, но волчанки может и не быть, а на фоне антикоагулянта идет повышение риска тромбозов.

Этих пациенток, с настоящим, большим антифосфолипидным синдромом, я помню до сих пор. Их можно было узнать по рукам, потому что в результате рецидивирующих тромбозов пигментация была по всему телу, но руки и ноги были особенно сильно пигментированы – такие коричневые пятна. Там, внутри системы свертывания крови, происходили, порой, просто катастрофические изменения.

На базе института кардиологии именно Евгений Львович Насонов и его команда создали первые отечественные реактивы, с которыми мы тогда начинали работать. Они не были такими совершенными, как современные, но, тем не менее, это было то, с чем мы могли работать.

Мы начали тогда программу массового обследования, получили первый опыт и методики ведения пациенток с различными нарушениями гемостаза, что позволило нам получить опыт применения и гепарина, и низкодозированного аспирина, комбинации низкодозированного аспирина и нефракционированного на тот момент гепарина. Когда потом открывались новые аспекты состояния гемостаза в области акушерства и гинекологии, это были не чуждые нам темы, которые достаточно хорошо укладывались в те программы, которые были в нашем Центре.

Параллельно в 90-е годы началась новая страница развития генетики. Появилось учение о тромбофилиях, изучающее различные генетические предрасположенности.

С 1996 года ведение беременности является одним из основных направлений работы ЦИР. За долгие годы нашей работы, в ЦИР вели свою беременности свыше 16000 пациентов. За развитием вашего малыша на протяжении всей беременности будет следить команда врачей-профессионалов. Мы предоставляем качественный сервис и с вниманием относимся к Вашим пожеланиям.

Наши врачи

Печёрина Екатерина Юрьевна

Заместитель генерального директора по мед. вопросам и контролю качества, врач КДЛ

Евстигнеева Маргарита Константиновна

Врач ультразвуковой диагностики

Нимгирова Светлана Валерьевна

ЛОР-врач (оториноларинголог, отоларинголог)

Все врачи клиники


Rambler's Top100