ВОПРОС ВРАЧУ:

КТГ при беременности. Что такое КТГ? История, суть и возможности КТГ при беременности.

КТГ при беременности. Что такое КТГ? История, суть и возможности КТГ при беременности.

КТГ при беременности и антенатальное наблюдение за плодом, особенности проведения КТГ по немецким стандартам и интерпритация возможных отклонений - обо всем этом рассказывает  Игорь Иванович Гузов, акушер-гинеколог, к.м.н., основатель Центра иммунологии и репродукции в передаче "В ЦИРе и в мире"

Сегодня мне хотелось бы поговорить по поводу принципов антенатального наблюдения за плодом и антенатальной охраны здоровья плода, и что мы делаем в нашем Центре.


Но прежде всего, я хотел бы, конечно, поблагодарить доктора Светлану из Ивано-Франковска, которая в прошлый раз, в прошлую среду, оставила очень-очень приятный отзыв. То есть настолько приятный, что мне даже неудобно его зачитывать. Я, конечно, хочу поблагодарить Светлану за то, что Вы нас смотрите. Я прекрасно понимаю ту ситуацию, которая сейчас есть в Ивано-Франковске и в других городах Западной Украины. Потому что вы стоите на стыке цивилизаций. То есть, для вас открыта и Польша, которая во многом культурно близка, рядом находятся Чехия и Словакия, рядом находится Венгрия. Безусловно, вы отслеживаете те события, которые идут там, но приятно то, что и нас вы тоже смотрите. Я рад, что вам тоже было интересно следить за теми эфирами, которые мы для вас готовим.

Мне это вдвойне приятно, потому что я родился, можно сказать, неподалёку от вас, в 150 километрах (правда, по ту сторону Збруча), в древнем Урынине. И я очень люблю Карпаты. Карпаты, это моя любовь. Я столько исходил вот этими всеми тропами по разные стороны Карпат, и со стороны Закарпатья, и с вашей стороны, поднимался на Говерлу, самыми глухими тропами шёл туда, где заказники, станции Львовского Университета, по другую сторону Прута. И конечно, ваши горные края, это, конечно, райский уголок, который я очень-очень люблю и всегда буду любить, всегда буду помнить. Мне очень приятно, что Вы оставили такой приятный отзыв.

И я хотел бы начать разговор об антенатальном наблюдении за плодом, как раз сказав о одном человеке. Я думаю нашим зрителям из Ивано-Франковска эта личность знакома, потому что это ваш земляк, профессор Эрих Залинг, отец современной перинатологии. Он родился и вырос в Станиславе, а в 1944-м году был эвакуирован в Германию. Но юношеские его годы прошли в Станиславе, нынешнем Ивано-Франковске. Медицинское образование профессор Эрих Залинг получил в Германии, уже после войны. Он одним из первых занялся изучением внутриутробного плода как пациента, много занимался возможностями оценки биохимического состояния крови плода в родах, для того чтобы улавливать тот момент, когда плоду нужна помощь. Сыграл колоссальную роль в развитии метода кардиотокографии, метода интранатального мониторинга состояния газов плода, состояния кислотности крови плода.

И во многом благодаря профессору Залингу появилось новое направление на стыке акушерства, гинекологии и педиатрии, которое получило название перинатология. Перинатология начала захватывать всё большую зону, всё больший срок беременности, и сейчас обсуждается, что перинатология должна распространяться до самой прегравидарной подготовки. И что интересно, есть институт имени Залинга в Берлине, но сам профессор до сих пор активен, хотя ему уже много лет. Но тем не менее, на открытии европейской петербургской конференции включается большой экран и мы видим профессора Залинга, и он объявляет об очередном присуждении очень почетной премии по перинатальной медицине для врачей акушеров-гинекологов и педиатров неонатологов, которая является очень престижной и присуждается раз в 2 года. Я был просто поражен: абсолютно ясный ум, профессор рассказал про историю той премии, и мне было очень приятно, что в этом году был награжден шведский профессор Хуго Лагенгранс, и мы об этом говорили в сентябре и еще, наверное, будем говорить много раз, потому что профессор Лагенгранс очень много сделал, для того чтобы мы осознали значимость нейрофизиологического развития плода для постнатального развития ребёнка. То есть это очень интересная тема, и я с таким энтузиазмом приехал после этой конференции, и мы нашли все работы и книги профессора Лагенгранса, и даже на русском я зыке была опубликована книга. Она вышла очень небольшим тиражом, это прямой перевод со шведского, мы её отсканировали, если кому интересно, мы можем прислать ссылку на электронный вариант издания. Потому что книга абсолютно недоступна, она разошлась моментально несколько лет назад.

Тема антенатальной охраны плода абсолютно необъятная, но мне бы хотелось поговорить сегодня про кардиотокографию. Это по сути своей тема немецкая, потому что по сравнению с другими странами в Германии она интенсивно развивалась; нельзя сказать, что в других странах она не используется или не развивается – но, безусловно, в Германии наиболее строгие критерии, которые обеспечивают то, что КТГ в антенатальном периоде занимает очень достойное место.

В разных странах есть национальные рекомендации по кардиотокографии, у нас их нет, поэтому в нашем центре мы приняли решение, что мы полностью следуем рекомендациям немецкого общества акушеров и гинекологов по КТГ. Это самые строгие критерии по применению кардиотокографии в антенатальном периоде (во время беременности) во всем мире.

Что такое кардиотокография? Это очень интересное исследование, когда 2 датчика находятся на передней стенке живота беременной женщины. Один датчик – ультразвуковой, он направлен на сердечко плода, и, соответственно, записывает сердебиение ребенка. Но не только, современные кардиотокографическте аппараты, такие как стоят и в нашей клинике, с помощью специального алгоритма фиксирует и шевеления плода тоже. То есть этот датчик регистрирует 2 вещи: частоту сердцебиения плода и записывает шевеления плода, которые идут отдельными такими черточками, потому что шевеления тоже влияют на изменения сердцебиения плода. А второй датчик записывает напряжения матки, если начинается дородовая схватка или сокращения Брекстона-Хикса. Иногда наши пациентки называют их «брекстонами», говорят: « У меня брекстоны», «Брестоны меня замучили». Я хочу сказать, что Брекстон это не имя и не фамилия, а, скорее, отчество, или второе имя (middle name), потому звали этого английского акушера Джон Брекстон Хикс.

Эти сокращения появляются где-то в середине беременности, по мере приближения родов становятся все более частыми и сильными. Причем женщина ощущает эти сокращения: матка напрягается, твердеет, но при этом никакой активной родовой деятельности не осуществляется, и, в общем-то, ребенок чувствует себя хорошо. И этот второй датчик, который накладывается на стенку матки, он записывает наружное напряжение матки. Это не внутриматочное давление! Я хочу обратить на это внимание, потому что иногда даже врачи акушеры-гинекологи думают, что этот датчик записывает давление. Внутриматочное давление мы снаружи записать не можем, мы можем записать внутриматочное давление, если мы введем датчик только в полость матки, а это возможно только после вскрытия плодного пузыря. Либо же как это проводилось в классических экспериментах: в Уругвае между стенкой матки и оболочками датчик записывает давление. Вот это будет настоящее определение внутриматочного давления. А здесь мы просто фиксируем то, что матка сокращается, и напряжение передней стенке матки увеличивается, и придавливается кнопка на вот этом датчике. Поэтому всегда важно бывает, чтобы датчик, когда мы делаем КТГ, был правильно откалиброван; когда мы его фиксируем, он должен быть переведен в 0, и тогда он будет хорошо фиксировать тот момент, когда происходит напряжение матки.

И что нам дают определения этих двух показателей, то есть сердечная деятельность плода и напряжения матки?

Нам это дает очень многое. Почему? Потому что ребенок дышит через плаценту, получает через неё кислород, отдает углекислый газ. В данном случае нас интересует дыхательная функция. Представьте себе, что вы занимаетесь какой-то физической активностью, спортом, у вас повышается потребление кислорода. Или занимаетесь тяжелым мыслительным трудом, а мозг значимый в потреблении кислорода орган, у вас тоже повышается потребность в кислороде, и тогда меняется дыхательная функция. То есть мы меняем частоту дыхания, увеличиваем объем грудной клетки, и таким образом регулируем аэрацию всего нашего организма. Или начинаем искусственно себя вводить - у нас есть такая «паранаука», которая называет себя гордо «пренатальной психологией», но на самом деле, конечно, это требует отдельного разговора. У есть такой «гуру»  Станислав Гроф, который занимался сам над собой различными экспериментами с дыханием, и он придумал систему так называемого «холотропного дыхания», то есть искусственного введения человека в такое галлюцинаторное состояние. Якобы при этом идет какое-то трансперсональное познание,   в общем-то, это отдельный разговор, сейчас не хочу на этом останавливаться.

Так вот, ребенок не может дышать и регулировать потребление кислорода с помощью легочных функций. Хотя легкие у него работают. Они заполнены жидкостью, грудная клетка совершает регулярные, пусть не такие частые, но дыхательные движения. Зачем это нужно внутриутробному плоду? Для того, чтобы сделать первый вдох после рождения. То есть орган еще не работает по-настоящему, легкие заполнены околоплодными водами, но дыхательные движения происходят. Но при этом, все эти дыхательные движения никакого отношения к тому, как ребенок себя будет чувствовать, не имеет, а имеет - только то количество кислорода, которое ребенок получает.

Внутриутробный плод живет в мире снов. Большую часть времени внутриутробный плод спит. И когда он спит, у него происходит много всяких интересных процессов, в том числе и процессы обучающие. В Америке есть целая группа исследователей, которые изучают то, как ребенок познает мир во сне. Оказывается, во сне ребенок может учиться, запоминать какие-то звуки, запоминать какие-то другие сигналы, которые идут со стороны организма матери.

Вот он спит, спит, спит, и потом на несколько минут просыпается. И когда он просыпается, он начинает активно двигаться. То есть шевеления ребенка мама ощущает, когда ребенок просыпается. Не каждое шевеление будет ощущаться, не каждое шевеление ребенка будет чувствовать беременная женщина, это всё зависит от общего количества той шумовой информации, которую организм получает.

Представьте себе, что вы заняты каким-то тяжелым делом. На работе что-то пишите, какой-то отчет; или начальник с вами разговаривает, ругает; или выполняете какую-то другую важную работу; или просто смотрите кино, или еще что-то. Весь этот поток внешней информации мешает сконцентрироваться на том, что происходит внутри. Поэтому, часто вы шевеление ребенка можете не почувствовать. А вот ночью, когда вся эта внешняя импульсация уходит, мы начинаем слышать свое дыхание, свое сердце. А мама чувствует шевеление ребенка, когда он просыпается. И вот когда ребенок просыпается, он начинает активно двигаться.

Эти активные движения влияют на необходимость потребления ребенком кислорода. А как он будет  менять потребление кислорода? Легкими он не может это всё поменять, поэтому он меняет это с помощью достаточно сложных рефлексов, которые связаны с центральной нервной системой. Он просто начинает быстрее прогонять через плаценту свою кровь. Сердечко ребенка начинает биться быстрее, и кровь, быстрее проходя через плаценту со стороны плода, повышает содержание кислорода, и таким образом эти потребности подвигаться, сделать свою внутриутробную «гимнастику», ребенок выполняет, меняя свое сердцебиение. Оно начинает, немножко, учащаться.

Дальше возникает еще одна интересная реакция. Это реакция на сокращение матки. Потому что матка живет своей жизнью. Это гладкомышечный орган (как и любой гладкомышечный орган) выполняет двойную функцию. С одной стороны, матка сохраняет беременность, растет и является «плодовместилищем», «плодохранилищем». И она должна продержать это все содержимое на протяжении этих 9 календарных месяцев или 10 лунных месяцев (акушерских) месяцев. А потом ее функция меняется. Она превращается в мотор, и вместо «плодохранилища» матка становится «плодоизгналищем», которое просто «выгоняет» плод наружу, выполняя тяжелейшую работу, которая происходит в родах. То есть, функция становится противоположной.

Получается, что вот эти функции с одной стороны - полностью противоположны, а с другой - и не полностью. Потому что здесь существует диалектика, понимаете?  Если вы посмотрите на эту китайскую монаду Инь – Ян, то внутри вот этого белого полукруга есть черненькая точка, и внутри черного полукруга есть беленькая точка. То есть матка, сохраняя беременность, одновременно готовится уже к предстоящим родам. Поэтому постоянно в течение беременности повышается возбудимость и сократимость матки. И этот потенциал покоя, то есть электрический потенциал на поверхности гладкомышечных клеток всё время колеблется, и происходит разряд потенциала действия. Он  распространяется по всей поверхности матки: от одной гладкомышечной клетки к другой. У матки нет какой-то отдельной проводящей системы, как в сердце, и она начинает сокращаться. То есть матка готовится к родам. И чем ближе срок родов, тем больше сократительная активность матки. При этом такой эффективной схватки не происходит, родовая деятельность не начинается. Но, тем не менее, эти сокращающиеся движения матки происходят постоянно, и плод к ним привыкает.

Но что происходит при сокращении матки? Мы знаем, что маточное кровообращение устроено таким образом, что матка получает кровь через систему преобразовавшихся, модифицированных спиральных артерий и собирает кровь через венозные выпускники. По существу, плацента омывается смешанной кровью. Нет капиллярного кровообращения со стороны материнской зоны, накачивается кровь в межворсинчатое пространство. Эта кровь омывает плод, собирается через венозные выпускники и уходит обратно в материнский организм.

Когда этот обмен крови будет больше и когда меньше? Все определяется разницей давления. Если внутри артериального звена давление высокое, а внутри венозного звена давление низкое, тогда кровь быстро будет проходить через плаценту. То есть она будет идти из зоны высокого давления (из артериальной зоны), в зону низкого давления (в венозную зону). И тогда аэрация материнской крови внутри плаценты будет максимальной.

Но если начинает сокращаться матка? Что начинает сдавливать сокращающаяся матка? Она начинает сдавливать наиболее слабое звено, то есть венозный аппарат матки. И давление во время этой дородовой схватки (Брэкстона–Хикса) в венозном отделе матки начинает повышаться. И тогда получается, что повышая давление в венозном звене, разница давления между артериальным и венозным звеном уменьшается, и объем крови, протекающий через плаценту со стороны матери в единицу времени, начинает уменьшаться. Плод начинает испытывать состояние небольшой гипоксии. Как он на это реагирует? Во время схватки он испытывает временную гипоксию, но полностью её компенсирует за счет того, что ускоряет прокачку своей крови через плаценту, сердцебиение плода начинает учащаться.

Получается, что сердцебиение плода является чувствительнейшим механизмом, с помощью которого плодик, в отличие от взрослого человека, очень хорошо регулирует свой гомеостаз. То есть с помощью регуляции частоты своей сердечной деятельности он обеспечивает приспособление к постоянно меняющимся условиям извне, на которые он, если и может повлиять, то с трудом и не так резко, и не так быстро.

Он меняет свое сердцебиение. Поэтому, если мы записываем сердцебиение плода, это, конечно, является ключевым показателем. Во-первых, оно должно быть постоянно разное и идет в виде такой «пилы». И вот эта колебательность и флуктуативность сердцебиения плода является фактором, который очень важен для врача акушера – гинеколога, для того чтобы оценивать состояние ребенка. То есть сердцебиение должно быть разным; оно должно находиться в каком-то диапазоне, должно реагировать на шевеление ребенка физиологическим образом, должно реагировать на сокращение матки. Таким образом, мы имеем очень надежный и очень важный способ регистрации состояния внутриутробного ребенка.

Что происходит, если ребенок не может компенсировать? Что происходит, если у ребенка возникает гипоксия, которую он не может компенсировать полностью с помощью учащения сердцебиения?

Возникает уже целый комплекс реакций, который происходит внутри организма плода, который на уровне частоты ритма проявляется брадикардией, то есть ритм сердцебиения ребенка начинает урежаться, и происходит централизация кровообращения. Головной мозг, сердце и печень плода получают много крови, все остальные органы обкрадываются. Ситуация возникает такая, которая похожа на то, когда, допустим, тюлень или белый медведь ныряют под воду, для того, чтобы найти там свою пищу. И если мы видим такую ситуацию у ребенка, то это является одним из грозных симптомов, которые требуют того, чтобы задуматься: а нет ли там какого-то критического состояния, которое требует немедленной помощи. Или, по крайне мере, интенсивного и более серьезного наблюдения, потому что, возможно, ребенку плохо в полости матки.

Когда такая ситуация искусственной гипоксии может быть физиологически? Физиологически она бывает тогда, когда у женщины имеется синдром нижней полой вены. Что это такое? Матка занимает достаточно большое пространство в брюшной полости. Она тяжелая, она большая. Внутри матки, особенно в конце беременности, содержится достаточно крупный ребенок, большое количество околоплодных вод. Сама доношенная плацента около половины килограмма весит, плюс сама матка тоже много весит. Получается достаточно большой груз. Если женщина ложится на спину, то тогда плацента может прижимать нижнюю полую вену. А нижняя полая вена несет кровь от всего нижнего отдела туловища и нижних конечностей к сердцу. То есть, если прижимается нижняя полая вена, то тогда сердце начинает получать меньше крови.

Возникает целый ряд вегетативных реакций, которые происходят в организме матери, сопровождающиеся, как правило, падением артериального давления. Может возникать чувство дурноты. У каждой женщины это может быть по-разному выражено, но, тем не менее, при лежании на спине возможно вот такое состояние дискомфорта. На уровне женской гемодинамики это будет проявляться в виде падения артериального давления. А со стороны плода это будет проявляться тем, что на фоне падения артериального давления падает давление в артериальной системе, которая накачивает матку, и ребенок испытывает состояние острой гипоксии. И на это может абсолютно  адекватно отреагировать брадикардией.

С точки зрения современной перинатальной медицины синдром нижней полой вены является тем состоянием, когда у ребенка может быть физиологическая временная брадикардия, пока декомпрессия нижней полой вены не уйдет. Поэтому при проведении кардиотокографии этого синдрома нижней полой вены следует избегать. Если есть просто проявление синдрома нижней полой вены, то это, как правило, не является показанием к госпитализации или к каким-то другим дополнительным действиям.

Когда мы проводим кардиотокографию, мы полностью следуем немецким рекомендациям. Они заключаются в том, что при проведении кардиотокографии женщина должна лежать строго на левом боку. Во-первых, она должна лежать, а не сидеть, потому что если она сидит, то матка будет давить на нижнюю полую вену, и мы будем получать недостоверную информацию. И если она будет лежать на правом боку, то матка тоже может слегка поддавливать нижнюю полую вену, потому что матка в брюшной полости располагается несимметрично. Она ротирована вправо. Если она ротирована вправо, то тогда, соответственно, если женщина ложится на правый бок, то это хуже. Для того чтобы все было правильно сделано, женщина должна лежать на левом боку.

И еще один момент очень важный, когда мы говорим о кардиотокографии. Дело в том, что когда кардиотокография только начала применятся активно в акушерстве, это были 70-е 80-е годы, акушеры гинекологи моего поколения помнят еще эти огромные ГДРовские аппараты: тяжелые, на тележках. Если эту кардиотокографию проводила женская консультация, порой это приводило к неоправданно высокому проценту госпитализации и гипердиагностике неправильных состояний плода. Женщина приходит в женскую консультацию и делает кардиотокографию; ей пишут грозное заключение; пациентка едет в роддом. В роддоме делают УЗИ и говорят: «Какой дурак Вас к нам направил? Какие дураки в вашей женской консультации, что они делают эти все кардиотокографии. И вообще, делать их не нужно!». И это не только у нас. У нас всё это, конечно, в таких достаточно ярких происходит образах, иногда в некорректной форме. Но такая же ситуация происходила и за рубежом.

Довольно часто получается такая ситуация, что кардиотокография, дает какие-то отклонения, на самом деле не связанные с какими-то проблемами. Это привело к дискредитации КТГ как метода и даже к такому скептическому отношению: а нужно ли это делать, зачем это нужно делать? В европейских странах, частично в США, но особенно, в Германии сделаны абсолютно, я считаю, правильные подходы к тому, чтобы вернуть кардиотопографии достойное положение – положение метода, который используется для качественной диагностики состояния внутриутробного плода.

То есть отклонения по кардиотокограмме не являются окончательным диагнозом. Вот что нужно понимать! Это скрининговое исследование. Но это скрининговое исследование требует того, чтобы были предприняты дополнительные действия там, где эта кардиотокография делается. И если речь идет об антенатальном периоде, о периоде, когда не начались еще роды, когда женщина просто после 30 недель беременности приходит и делает это исследование, если вдруг мы обнаруживаем какие-то отклонения, тогда обязательно должен быть в этом учреждении врач ультразвуковой диагностики и ультразвуковой аппарат, для того чтобы быстро, незамедлительно  сделать ультразвуковое исследование с доплерометрией. И если это исследование (УЗИ+доплерометрия) показывает, что ребенок чувствует себя хорошо, то данные КТГ должны быть использованы для того, чтобы, допустим, назначить последующие исследования через более короткий интервал.

Если ультразвуковое исследование хорошее, то показаний для госпитализации нет. Но если экстренное допплерометрическое исследование показывает, что ребенок себя чувствует плохо, что нужно сделать? Нужно вызывать скорую помощь и госпитализировать пациентку! То есть принимать решение о госпитализации, по крайней мере, для антенатального наблюдения за состоянием плода в роддоме.

Если мы используем этот комплекс методов, то кардиотокография занимает свое абсолютно достойное и правильное место в системе антенатального наблюдения. Она становится мощнейшим и важнейшим способом диагностики самочувствия ребенка.

Если сказать несколько слов о внутриродовом наблюдении, там  тоже немцы делают кардиотокографию одним из элементов двойного наблюдения. Вторым элементом наблюдения (уже в родах) является  определение газового состава и кислотности крови. У нас, к сожалению, это пока находится не на том уровне, на котором мне хотелось, чтобы было. Но, по крайней мере, сейчас в ведущих учреждениях, если есть какие-то сомнения в самочувствии ребенка, есть возможность определения лактаты путем анализа из кожи головки, предлежащей части, при раскрытой шейке матки. То есть, мы определяем кислотность крови.

В западных клиниках в родах и при постоянном мониторинге за состоянием плода, используется целый ряд показателей. Причем, сейчас уже разработаны и бесконтактные способы. Лазерная масс – спектрография - это достаточно сложное исследование, когда лазерный луч проходит через поверхность кожи ребенка предлежащей части при раскрытой шейке матки, и можно определить целый ряд показателей газового состава и кислотности крови ребенка, не беря эту кровь вообще. Я могу запутаться в механизме, но  тем не менее, поверьте, что такие механизмы есть.  То есть, путем того, что лазерный луч проходит, и возвращается уже отраженным в датчике прибора. Такие методы тоже возможны, поэтому в антенатальном исследовании КТГ должна дополняться УЗИ, если мы что-то находим не так. И во внутриродовом наблюдении по немецким стандартам оно должно дополняться исследованием кислотности крови ребенка и парциального давления кислорода и СО2. Это важные моменты, о которых я хотел бы сказать.

FGR

И еще момент, на который я хотел бы обратить внимание, говоря об антенатальном наблюдении плода - это определение динамики прибавки массы плода во время беременности. Потому что еще одним фактором, который может указывать на то, что идет что-то не так, является задержка внутриутробного роста плода, которое на Западе сейчас называется FGR, то есть «fetal growth restriction.» Это очень значимый показатель. Если мы видим, что ребенок развивался нормально, а дальше начинает отставать в развитии, то это является очень грозным фактором. И то, на что нужно сейчас обращать внимание в современном акушерстве, когда мы наблюдаем беременную в женской консультации, в нашем медицинском центре, мы, безусловно, смотрим за динамикой прибавки размеров плода после 30 недель беременности. Есть ли снижение прибавки высоты дна матки, какие-то факторы, которые указывают на то, что есть условия для формирования вот этой задержки роста плода. Потому что некоторые страны, например, Великобритания,  отказались даже от скринингового ультразвукового  исследования в 30 недель. Почему? Потому что очень часто, получив красивый, хорошенький ультразвук с доплерометрией в 30 недель, врач женской консультации успокаивается и говорит: «Ну, всё очень хорошо, моя дорогая. В роддом пойдешь, уже будешь выбирать там себе врача. Они тебе в 36  недель сделают ультразвуковое исследование, и всё будет хорошо».

Вот это - очень большая ошибка. Очень большой процент отклонений в динамике роста плода, в динамике прибавки массы плода – начинается именно после 30 недель. Называется late onset, то есть FGR позднего начала. Вот об этом всегда помните, дорогие наши доктора. Потому что, если вы об этом не помните, у вас может сложиться ложное ощущение. Вы не обратите внимания на те микросимптомы, микропризнаки, которые могут быть со стороны беременной пациентки, которые указывают на то, что нужно провести дополнительные исследования, сделать какие-то анализы дополнительные, для того чтобы не пропустить эту задержку внутриутробного роста позднего начала. Это очень важный момент, на который я хотел бы обратить ваше внимание, что бы вы об этом помнили.

В нашем Центре, поскольку мы присоединились к сложной программе Placenta clinic, мы сейчас вводим (и думаю, в ближайшие 3-4 месяца введем) индивидуальные карты прибавки массы плода, которые составляются в начале беременности по целому ряду показателей: этническая принадлежность женщины, масса тела, рост и так далее. Составляется индивидуальные карта прибавки массы плода. Это направление начало развиваться в 90-е годы в Великобритании, в настоящее время приняты как установочные, практически, во всей Великобритании. Из Великобритании они распространились на Евросоюз, поэтому там есть программа, которая называется «INTERGROWTH-21st» - это  программа, которая включает в себя индивидуальную карту прибавки массы плода при постановке на учет беременной женщины. Потому что, представьте себе, миниатюрная китаяночка или индианочка, и высокая такая, большая скандинавка, или крупная такая польская барышня – у них будут разные нормы массы плода. Если женщина по природе своей и по этнической принадлежности миниатюрная, то у нее, соответственно, маленькие размеры плода, и не будут говорить о том, что там что-то идет не так. У нас должны быть рамки для этой женщины. Если женщина крупная, высокая, например, северо – европейского происхождения, то у нее те рамки, которые могут быть нормальными для обычного ребенка, будут указывать на то, что пошла задержка развития внутриутробного.

Поэтому, очень важны вот эти все моменты, и мы у себя сейчас уже эту программу начали, переговоры с этими  международными организациями мы проводим. Я думаю, что ближайшие 3-4 месяца мы завершим этот переход на формирование вот этих карт. Но уже сейчас при ультразвуковом исследовании мы начали распечатывать вот эти карты, для того чтобы четко поместить точку массы плода в третьем триместре беременности в нормальные или ненормальные рамки. То есть мы четко видим, что выходит за рамки,  идет тенденция или к крупному плоду с переходом на эти все процентили верхние, за верхние процентили, или же, наоборот – низкое, отставание роста плода. Вот это тоже очень – очень важно.

Сочетание комплекса анализов: ультразвукового исследования, доплерометрии, доплерометрии плода, при необходимости – доплерометрии мозговых артерий и кардиотокографии позволяет нам наиболее адекватно оценить состояние плода и уменьшить риск грозных явлений. Этим грозным фактором, безусловно, является развитие тяжелых форм преэклампсии и так называемая антенатальная смерть плода.

Возможности современного акушерства велики, поэтому их нужно использовать по полной программе. Но когда мы говорим о КТГ, правильная организация всего процесса, правильное положение женщины на кушетке при записи, правильная фиксация датчиков, при необходимости – реколибровка всех этих датчиков, умение врача интерпретировать показатели кардиотокограммы – это все является очень важным. И об этом мне хотелось поговорить. Потому что мы к этому будем возвращаться неоднократно, безусловно.

Но самое главное, что вы должны помнить, что современные подходы позволяют каждое исследование поставить на свое место и связать все эти исследования в одно, для того чтобы все они были направлены на самое главное – сохранение здоровья внутриутробного ребенка.

С 1996 года ведение беременности является одним из основных направлений работы ЦИР. За долгие годы нашей работы, в ЦИР вели свою беременности свыше 16000 пациентов. За развитием вашего малыша на протяжении всей беременности будет следить команда врачей-профессионалов. Мы предоставляем качественный сервис и с вниманием относимся к вашим пожеланиям. Программы ведения беременности ЦИР

УЗИ , КТР, доплерометрия при  беременности в ЦИР

Наши врачи

Дюльгер Валентина Петровна

Акушер-гинеколог, гинеколог-эндокринолог

Воротникова Светлана Юрьевна

Врач эндокринолог

Коблякова Александра Александровна

Консультант по грудному вскармливанию

Все врачи клиники


Rambler's Top100