Медицина в Европе. Отличия медицины в Европе, в США и у нас в стране

Медицина в Европе. Отличия медицины в Европе, в США и у нас в стране

Об отличиях медицины в Европе от США, России рассказывает  Игорь Иванович Гузов, акушер-гинеколог, к.м.н., основатель "Центра иммунологии и репродукции".

Сегодня поговорим об Европейской акушерско-гинекологической прессе.

Когда видишь публикации, идущие из Европы, то гораздо тяжелее отобрать исследования, заслуживающие внимание. Во многом это связано с тем, что медицина в Европе по сути очень отличается от американской медицины. Во многом это связано с теми явлениями, которые были в последние десятилетия в Европе.

Европа пошла по пути «государственного социализма».



Во многом система медицинского обслуживания бесплатная, государственная. Она очень высокого класса. На нее тратится гигантское количество денег из национальных бюджетов. Поэтому, это медицина высокого класса, специалисты высокого класса. Очень хорошее медицинское образование, в отличие от России. Медицина на Западе, в Европе пользуется заслуженной популярностью и уважением. Тяжело поступить, тяжело учиться, невозможно просто отсидеться, сдавая какие-нибудь зачеты удаленно, не посещая занятия, никто не снимает и не отменяет экзамены, которые были для нас ключевыми на первых курсах, для того чтобы не отчислять «платников». Невозможно вот так просто заплатить деньги и пройти обучение в резидентуре. Плати, пожалуйста, но сдавай экзамены - требования к тебе будут такие же.


Конечно, есть разница в уровне врачей. Когда приезжаешь туда, смотришь и общаешься, понимаешь, насколько велика разница с тем, что мы видим в среднем в выпускниках современных наших ведущих ВУЗов. Я говорю о Москве, а что говорить о других городах…


Особенности европейской медицины

Но, тем не менее, разница между Соединенными Штатами Америки и Европой очень велика, потому что постепенно возобладал вот этот социал-демократический подход, социалистическая система государственной медицины. В Скандинавии это началось еще в 20-30-х годах, в других странах позже. Фактически в странах Европы, в странах Евросоюза это привело к тому, что частная медицина была, если не ликвидирована, то отодвинута на «периферию».


В результате этого исчезает возможность для врачей, для профессоров заниматься частным консультированием, частной практикой. Ты должен искать какие-то другие пути, чтобы обеспечить себя, свою семью. И этим путем являются так называемые научные исследования, участие в бесконечных конференциях, проведение всех этих «двойных», «слепых» и прочих рандомизированных исследований. Я говорю о клиницистах, которые часто бывают ограничены в своих возможностях. Потому что нужно собрать деньги полностью на всё. Ты должен собрать деньги на лекарства, должен найти организацию, которая профинансирует тебя. Это может быть твой родной университет или какие-то фонды, заинтересованные в этих исследованиях. Поэтому исследования идут достаточно скучные, малоинтересные, что касается непосредственно клинической медицины.


Зато «пышным цветом расцвела» медицина экспериментальная. Здесь можно делать очень много интересного. Получается, что ты уходишь в экспериментальную медицину, но фактически перестаешь быть врачом-клиницистом. Ты проводишь интереснейшие исследования по поводу того, как смоделировать развитие плаценты в культуре. На различных видах проводятся очень интересные эксперименты, касающиеся плацентарной функции, распознавания организма плода организмом матери и так далее…

Это всё безумно интересно, но при этом все привыкли к тому, что эта экспериментальная медицина, давая очень интересные результаты, слабо соприкасается с клинической медициной. И путь от проведения каких-то исследований, показывающих: «это – перспективно», «это – интересно», «это – хорошо», до внедрения занимает десятилетия. Причем, какие-то самые простые вещи ты не можешь внедрить, потому что нужно провести рандомизированные, «двойные», «слепые» и так далее, исследования.


Когда  началось, лет 20 назад, такое жёсткое разделение на теоретическую, экспериментальную и клиническую  медицину, казалось, что это будет очень не комфортно всем. Но нет. Оказалось, что внутри бюрократической системы можно к этому приспособиться и вполне нормально существовать. И всё это нормально существует.


Роль европейских организаций в местной медицине

И всем правят достаточно сильно забюрократизированные европейские организации, европейские структуры. То есть это вроде бы независимые организации, но эти организации жестко включены в общеевропейские структуры регулирования медицины.


Если посмотреть, что они собой представляют изнутри, это - медицинские клубы, в которых, как правило, «ядро» состоит из хорошо и удачно приспособившихся пары десятков профессоров и 10-12 человек, которые управляют всей политикой. Поэтому, конечно, когда мы анализируем Европу, мы видим, насколько тяжело идут какие-то подвижки, касающиеся каких-то новых внедрений.


Слава Богу, сейчас «распубликован» этот аспирин, о котором мы с вами не раз говорили. О том, какой это прекрасный препарат, как он хорошо помогает, как он снижает все риски и так далее. Но мы, наш Центр, я лично, знали об этом уже, по крайней мере,  20-25 лет. И применяли его успешно, и знали о его безопасности. И тем самым спасли огромное количество беременных от целого ряда тяжелых осложнений. И помогли родиться огромному количеству детей.


А сколько женщин, сколько детей в Европе не получили никакой помощи, которая была возможна? Потому что нужно было потратить 20 лет на какие-то безумные исследования, которые очень часто никому абсолютно не нужны.



И второе направление – абсолютно безумные метаанализы. И мне приходится ездить на эти конференции и всё это слушать, на всё это смотреть. Мучиться, но слушать. Когда берётся анализ публикации: «Сила нашего исследования заключается в том, что мы взяли, там, 11000 публикаций за 15 лет. В этих публикациях описано такое-то количество людей, и так далее. Показали, что это имеет значение. Или не имеет значения».

Но когда мы общаемся в своем узком кругу, в кулуарах, то мне как-то задала вопрос президент одного из европейских обществ: «Что Вы можете сказать по поводу мета-исследований?». Я говорю: «То мета-исследование, о котором мы с Вами говорим, оно абсолютно вредное, ненужное и бессмысленное!». «Нет, - говорит она, – особенность всех этих исследований заключается в том, что каждое последующее всегда опровергает предыдущее». Поэтому, конечно, этот кризис сказывается в том числе и на тех публикациях, которые идут.


Национальные школы

И, конечно, также обидно, когда ты смотришь европейскую научную медицинскую прессу, во многом теряется национальное лицо. «Исчезают» национальные школы: французская, немецкая. Они все интернационализируются, в какой-то степени американизируются. Исчезают публикации на национальных языках. Никто практически не публикуется на немецком языке в Германии, даже немецкие журналы – на английском языке. Практически исчезла французская пресса на французском языке, потому что все сразу пишут и публикуют на английском языке. С одной стороны хорошо, что становится всем понятным. Но эта «изюминка», этот «букет» национальной медицины часто исчезает.

Я просто хочу сказать, что из-за высокого уровня бюрократизации, которую мы сейчас наблюдаем в Европе, мне кажется, что там наблюдается все-таки какой-то застойный период. Потому что идет очень большое количество публикаций чисто проходных. Очень часто малоинтересных. Но тем не менее среди этих проходных и малоинтересных публикаций видишь, что  мысль медицинская работает. Ты видишь, что уровень квалификации специалистов и уровень тех проблем, которые их интересуют, очень большой.

И это все-таки говорит о том, что не нужно терять из вида не только то, что происходит в области медицины репродукции, акушерства и гинекологии в Соединенных Штатах Америки, но также надо смотреть и на наш опыт. Опыт, который есть в Европе. Поэтому иногда нужно из-за океана возвращаться в Европу. И когда мы смотрим из Москвы, мы должны учитывать то, что происходит везде – и в Европе, и в Америке, и в Юго-Восточной Азии, и в Японии.

Слушайте нас. Пишите нам. Подписывайтесь на наш канал. Ставьте «лайки». Я желаю вам всего самого хорошего, здоровья.

Наши врачи

Блохина Людмила Александровна

Врач ультразвуковой диагностики

Опрышко Виктория Сергеевна

Врач ультразвуковой диагностики

Бабак Татьяна Александровна

Акушер-гинеколог, гинеколог-эндокринолог, гемостазиолог

Все врачи клиники


Rambler's Top100