Мы работаем! График. Онлайн-консультации. Справки. Оплата анализов онлайн. Меры безопасности.

История ЭКО и искусственной инсеминации. Основоположники метода

История ЭКО и искусственной инсеминации. Основоположники метода

Сотрудник музея академика В.К. Милованова, обращение к Гузову И.И.:

- Когда мы готовимся к встрече, конечно, мы открываем вашу страничку, читаем отзывы и лично о вас, и о докторах вашего центра. Очень с теплотой все пишут, что не только оказана медицинская помощь, но и моральная. А это для всех очень важно. Поэтому я просто почувствовала что вы - великий профессионал. У вас и поздравление и доклад, поэтому я вам передаю слово для доклада, чтобы вы уже не отвлекались.

Игорь Иванович Гузов, акушер-гинеколог, к.м.н., основатель "Центра иммунологии и репродукции".



Этот эфир необычный, потому что благодаря администрации Подольского краеведческого музея, мы имеем возможность провести наш сегодняшний эфир из очень необычного здания – это дом-музей академика Виктора Константиновича Милованова и профессора Ирины Ивановны Соколовской.

Музей находится в подмосковном Быково, это недалеко от Подольска. Я хотел бы сказать о том, почему мы делаем этот эфир сегодня из этого музея, из этого места, и кто такие Виктор Константинович Милованов и Ирина Ивановна Соколовская.
Эта передача будет началом целой серии передач, посвященных истории экстракорпорального оплодотворения и искусственной инсеминации.
Мы начали цикл этих программ еще в прошлом году, потому что он был посвящен 40-летию ЭКО. Академик Милованов и профессор Соколовская имели прямое отношение к разработке тех методик, которые впоследствии стали основой, без которой было бы невозможно рождение первого ребенка методом ЭКО.

У меня на компьютере открыта статья, запись мы поставим уже в большой экран и дадим возможность увидеть картинки. Сейчас я хотел бы поговорить по поводу того, кто такие, Милованов и Соколовская.

Статья профессора, заведующего кафедрой исследования животных Корнеллского университета в штате Нью – Йорк. Статья называется «История искусственной инсеминации. Избранные замечания и заметные люди». Начинается она с того, что описывается предыстория. Сама инсеминация началась достаточно давно, и были определенные этапы развития. Но первыми стоят имена профессора Ильи Ивановича Иванова, основоположника научной методики инсеминации. Дальше идет имя Виктора Константиновича Милованова.

Профессор Иванов начинал заниматься инсеминцией еще в конце ХIX века. Он при большой поддержке государства основал целый ряд так называемых «станций», которые развивали методику инсеминации сельскохозяйственных животных. Они изучали различные методы межвидового скрещивания. Это очень значимый момент. После революции, в середине 20-х годов, профессор Иванов вернулся из эмиграции, вернулся туда, где было основное место его работы до революции – в научный институт, который был создан в Аскании – Нова (сейчас это территория Украины, а раньше была Таврическая губерния). После войны этот научный институт был перенесен сюда, в Быково.
Здесь на протяжении всего послевоенного периода разрабатывались уникальнейшие методики. Мы давали публикации на нашем сайте, и будем еще обязательно давать, потому что здесь есть уникальное для нашей страны племенное хозяйство.
Внутри этого племенного хозяйства есть интереснейший музей. Я думаю, что подобного музея нет нигде в мире. Это музей искусственной инсеминации, где сохранились экспонаты еще дореволюционного времени, связанные с именем не только Милованова и Соколовской, но целого ряда других исследователей, в том числе, профессора Иванова.

Если бы мы начали говорить об искусственной инсеминации в целом, начиная с истоков, то нам не хватило бы и десяти таких передач. Поэтому я хотел бы, чтобы мы рассказывали об истории искусственной инсеминации  постепенно. Чтобы можно было остановиться на каких-то важных ключевых точках,  узловых моментах, чтобы мы могли осветить эти основные этапы.

Когда мы говорим о научном периоде искусственной инсеминации, мы должны, конечно, упомянуть имя нашего великого коллеги, профессора акушерства и гинекологии Мариона Симса. Акушеры – гинекологи знают это имя, потому что одно из двух основных видов зеркал, которые используются в акушерстве, это «зеркало Симса».
Кто такой Симс? Симс был американским гинекологом, он был из крупной южной рабовладельческой семьи. Он проводил целый ряд своих исследований, в том числе, он помогал и оказывал помощь тем рабыням, которые работали на плантациях семьи. После того как закончилась гражданская война, он не согласился с её результатами и эмигрировал в Англию. Практически всю оставшуюся жизнь он прожил в Великобритании.
Одна из важных работ, написанная Симсом, это очерки по гинекологической хирургии, в которой достаточно большой раздел был посвящен бесплодию. Он описывает там методики, связанные с аномалиями положения матки, с тем, что мы сейчас называем перитониальным фактором, с различными аномалиями структуры матки:  оперативной помощи, которая оказывалась при бесплодии. Также он описывает и методику искусственной инсеминации.

Эта методика искусственной инсеминации, которая была описана Симсом, стала достаточно широко распространяться в разных странах, благодаря его публикациям,  в том числе, и на территории Российской Империи. И вы знаете, что есть 2 вида диагностики шеечного фактора бесплодия, одна проба называется проба Курцрока-Миллера. Это проба инвитро: когда муж сдает сперму, а у жены берется небольшое количество слизи шейки матки. Смотрят, как они взаимодействуют, не теряют ли сперматозоиды подвижность внутри шейки матки? А вторая проба у нас называется проба Шуварского. Это проба инвиро: пациентка приезжает после полового акта, и у нее берут из влагалища и шейки матки мазочки на проверку того, как ведут себя сперматозоиды. То есть правильная проба – это когда через несколько часов после полового акта в шейке матки сперматозоиды сохраняют свою подвижность, а во влагалище они неподвижны. Это очень важный момент для пациенток, что бы вы понимали. На Западе эта проба называется не проба Шуварского, а проба  Хунера – Симса.

Имя Симса сохранилось не только в названии зеркала, но и в названиях вот этих всех методик. И в части случаев это давало хорошие результаты, то есть при наличии каких-то проблем иногда удавалось добиться беременности, вот таким путем, когда проводилось искусственная инсеминация женщины.
Но это носило такой, как бы научный характер только условно, потому что не знали ни когда происходит овуляция, ни как ведут себя сперматозоиды. Все это делалось только со свежей спермой и так далее. То есть это всё носило такой примитивный эмпирический характер. До того, как в нашу науку искусственной инсеминации пришел профессор Илья Иванович Иванов.

Это был биолог, выпускник Харьковского университета. После окончания университета он задался целью стать специалистом, который занимается проблемой искусственной инсеминации. Причем, его интересовала искусственная инсеминация в целом: не только с точки зрения воспроизводства пород, в частности, породистого коневодства. Потому что это была очень важная проблема, здесь фактор селекции играет очень важную роль, важно было иметь возможность быстро получать достаточно большое потомство от хороших производителей. Эта важная задача решалась.
Для того, чтобы подступить к научному решению этой проблемы, он объездил ведущие центры. Очень помогла стажировка в Пастеровском институте, одним из ведущих руководителей которого был наш соотечественник - профессор Мечников, которого мы все знаем.

Я хотел бы сейчас, немножко, рассказать про путь профессора Иванова. Здесь есть очень интересная публикация, в частности, монография Ильи Ивановича, которая называется «Искусственное оплодотворение сельскохозяйственных животных». Я хотел бы сказать вам о совершенно удивительных отзывах о профессоре Иванове, которые были написаны нашими ведущими биологами еще в начале ХХ века. Я еще раз говорю, что это было издание 1910 года. «Вопрос об улучшении скотоводства, как одной из основных отраслей народного хозяйства, в настоящее время привлекает к себе особенное внимание. Улучшение скотоводства покоится на умелом разведении и правильном содержании животных и стоит в тесной связи с общекультурным и экономическим состоянием страны». Они пишут, что мы страна небогатая, но именно поэтому для нас важно достаточно активно все это развивать. И когда появился такой специалист как Илья Иванович Иванов, который разработал уникальнейшие методики, (вначале он работал в институте экспериментальной медицины, который находился в Санкт – Петербурге) он тут же получил высокое покровительство императорской семьи.

Первым покровителем, который ему помогал, который позволял ему развить это всё на государственном уровне, был принц Петр, сын которого был женат на родной сестре императора Ольге Александровне. Дальше появляется еще одно имя – Великий князь Дмитрий Константинович, родной брат Великого князя Константина Константиновича. У него своих детей не было. Он занимался коневодством, был председателем комитета по коневодству. Он оказал огромную поддержку Илье Ивановичу Иванову. Без такой высокой поддержки, наверняка, не было бы возможности этим заниматься, потому что появилась возможность работать на целом ряде станций. Проблема коневодства во многом помогла достигнуть таких успехов, которые еще до революции были признаны уникальными, потому что ничего подобного раньше нигде не было.
Надо сказать, что к концу Первой мировой войны Великий князь Дмитрий Константинович ослеп, он курировал на первом этапе службу санитарной помощи и эвакуации раненых. В январе 1919 года он был казнен большевиками: в числе нескольких Великих князей он был взят в качестве заложников в отместку за смерть Розы Люксембрг и Карла Либкнехта. Зарубежной православной церковью он причислен к лику святых.

Работа Иванова получила высочайшую поддержку наших ведущих специалистов. Это были такие люди, как профессор Владимир Владимирович Заленский,  профессор Шенкевич, и, конечно, Иван Петрович Павлов. Он еще на дореволюционном этапе работы  оказывал Иванову огромную поддержку.
И когда начала проводиться методика искусственной инсеминации, когда от одного породистого жеребца можно  было оплодотворить целый табун кобыл и воспроизводство породистых лошадей и других видов сельскохозяйственных животных вдруг стало давать абсолютно неожиданные результаты, тогда представители всего мира поехали к нам. Уже к 1910 году и румыны приезжали, и немцы, и японцы. Это все описано. Все приезжали на те биологические станции , которые были переданы в ветеринарное ведомство.

Имелось Ветеринарное управление и был целый ряд станций, на которых люди из-за рубежа имели возможность обучиться этим  методикам, потому что они были раскрыты. Какой-то секретности из этого не делалось, поэтому, еще до начала Первой мировой войны во всех, практически, странах, которые этим занимались – в Германии, Италии, Румынии, Японии, США, Аргентине появились уже свои школы искусственной инсеминации.
Заслуга Ильи Ивановича Иванова в развитии всех этих методик очень  велика. Мы должны о нем помнить, должны о нем говорить, должны возвращаться к его публикациям. Две эти огромные, фундаментальные работы: «Искусственное осеменение млекопитающих» - это первая работа; и вторая работа, которая вышла уже в 1910 году, «Искусственное осеменение сельскохозяйственных животных». Это 2 фундаментальные работы, представляющие и научный, и практический интерес и об этом нужно говорить.

Дальше появляется эпизод, связанный с его эмиграцией, потому что после гражданской войны Иванов оказывается в Берлине. Он хочет вернуться на Родину. И здесь появляется  эпизод, который муссируется, иногда, нашими СМИ, потому что это единственный эпизод, который раскручивается. Это эпизод, который связан с попыткой скрещивания человека и обезьяны.

Я не знаю, кто из них был первым, но это 2 человека, оба они не врачи. Первый – это Файман.  Он был «булгаковедом», нашел  дневник Булгакова, опубликовал, много работал с архивами НКВД и спецслужб в 90-е годы. Он опубликовал книгу, которая называется «Неформат». Одна из работ, которая была опубликована – это «Дневник доктора Борменталя». Там достаточно объективно была опубликована вся эта эпопея, связанная с поездкой во французскую Гвинею, которая была сделана как совместная научная работа Академии наук СССР, Пастеровского института и пары организаций, которые в этом участвовали. Была такая попытка оплодотворения спермой человека самок обезьян и, соответственно, оплодотворение спермой обезьян женщин...
Понятно, она не дала никакого, абсолютно, успеха. Результатом этой поездки явилось то, что Иванову разрешили вернуться в СССР.

Он вернулся в свою родную Асканию – Нова, продолжил заниматься тем, чем он занимался до революции – искусственным осеменением, направленным на получение эффективных методик, важных не только для зоотехнии, но и для человека. По переписке видно, что его интересовала искусственная инсеменация как методика лечения бесплодия.
Вторым выходом этого всего было то, что мы получили вот этот Сухумский, сейчас Сочинский, обезьяний питомник, который позволил спасти жизнь многим людям, в частности, это касается нашей специальности акушерства и гинекологии.
По воспоминаниям профессора Вербицкого, которые вышли в Германии, проводились испытания, касающиеся иммунологии и репродукции. На основе этих работ с обезьянами в Сухуми были разработаны методики получения дешевого отечественного противорезусного препарата иммуноглобулина. Была разработана методика профилактики резус-конфликта.  Если брать Файмана, то это достаточно объективная публикация.

Вторая публикация, которая была – это некоего писателя Олега Шишкина, снявшего еще и фильм, который называется «Люди – обезьяны. Секретные опыты доктора Иванова», а книжка называется «Красный Франкенштейн». Здесь уже на Иванова "навешано" вообще всё, что только можно повесить. Фантазия автора не имеет никакого предела. Собственно говоря, то, чем пытался заниматься Иванов – это методика искусственного осеменения "скрещена"с теми методиками экспериментальной медицины, которые проводил наш соотечественник Серж Воронов, имевший институт в Италии. Он занимался пересадкой органов, то есть желез внутренней секреции, от обезьян в основном – у него был свой обезьяний питомник на Итальянской Ривьере, на Лазурном берегу. Он занимался этими операциями.
Получается, что большевики планировали и, похоже, осуществляли эти методики пересадки половых желез для того, чтобы омолодить каких-то там руководителей. Об этом говорится в фильме, но всё это валится на Иванова. Это все - абсолютно неправда.

Заодно поливается грязью и академик Павлов, и целый ряд других ученых, которые так или иначе общались с Ивановым, только для того чтобы придать всей этой «истории» сенсационность.

Получается, что никто из специалистов не дает нормальной оценки тому, что делал Иванов, а всё циклится только на этом эпизоде, который, кстати, был интересен не только Иванову. В этом участвовало очень большое количество различных людей и у нас, и за границей.
Надо сказать, что Иванов пострадал в годы коллективизации – его сняли с руководства институтом. Тот урон, который был нанесен животноводству в результате коллективизации, огромен, Иванову не разрешили преподавать, он умер в ссылке в Казахстане через пару лет после того, как его сняли с руководства институтом. Иванова сняли с должности только за то, что он был не согласен с тем колоссальным уроном, когда практически «под нож» пошло огромное стадо и огромные работы, которые проводились.

Кстати, быстро возникла потребность, чтобы это стадо возрождать. Этим занимался уже ученик Иванова - Виктор Константинович Милованов, который разработал ряд методик, уже своих методик – консервации спермы, те «соломинки», которые мы используем для заморозки сперматозоидов. Это все Миловановские исследования, это уже его. Новые методики по поводу доставки сперматозоидов в половые пути самки и так далее, огромное количество вещей, которые связаны с научным изучением этого – это, безусловно, Виктор Константинович Милованов. Об этом нужно говорить уже отдельно.
Я не хочу сейчас «комкать» и выходить уже непосредственно на связку Милованова/Соколовской и иммунологии, репродукции - то есть той темы, которая нас с вами в Центре иммунологии и репродукции очень интересует. Но это было очень значимо и очень интересно.

Было предложение, по крайней мере, со стороны редакции, сделать цикл передач, посвященных Подольску и вот этим связям. Я думаю, что это может быть «Введением», для того чтобы мы могли дальше продолжать и рассказывать, как развивалась дальше методика, какова роль нашей страны и, в частности, Виктора Константиновича Милованова. Без которого никак нельзя в двух направлениях, которые друг с другом пересекались: методики ЭКО и иммунологии и репродукции.  Без этих трех – четырех человек: Милованова, Бонадонны, академика Братанова из Болгарии и Ирины Ивановны Соколовской, вряд ли был возможен тот Ро́берт Дже́ффри Э́двардс,  разработавший методику ЭКО.

Владимир Степанович говорил сегодня об Ирине Ивановне Соколовской, которая была Генеральным секретарем. Но Генеральным секретарем она стала после того, как Эдвардс, уже сделав первую методику ЭКО, ушел с этой должности. Эдвардс был генеральным секретарем этого комитета до Ирины Ивановны Соколовской. На февральской конференции, которая проводилась здесь, в поселке Быково, выступала аспирантка Милованова и Соколовской, которая вспомнила, как в 1969 году сюда приезжал Роберт Эдвардс. Я знал, что он еоднократно приезжал в СССР, потому что его интересовали все эти методики. Он пытался найти какие-то нюансы, разобраться в секретах, которые возможно было бы узнать. Но получается, что не в 1968-м году, как мы думали, а скорее – в 69-м году он приезжал сюда, потому что уже названа точная дата, когда Эдвардс был здесь, в Быково,  возможно даже в этом доме. Скорее всего, в этом доме, если он был здесь в Быково, его принимали. Его принимали Ирина Ивановна и Виктор Константинович, как радушные хозяева, будущего нобелевского лауреата и автора методики ЭКО.

Я хотел рассказать немного об Илье Ивановиче Иванове. Не будем сейчас давать оценку экспериментам, которые проводились по межвидовому скрещиванию, потому что там ничего, абсолютно, не было, кроме экспедиции в Африку, попытки оплодотворения в Африке самок обезьян спермой человека и попытки оплодотворения, уже на территории СССР, женщины спермой обезьян. Безусловно, поскольку мы не совпадаем по числу хромосом, эта методика была обречена на неудачу. Ничего, кроме этого, не было. И не сам Иванов, ему это было интересно, безусловно, но когда начинают делать из него какого-то зверя, «дьявола во плоти», «красного Франкенштейна», я считаю, что это неправильно. Я считаю, что совместно с Подольским  краеведческим музеем, совместно с филиалом музея Ирины Ивановны и Виктора Константиновича, мы можем показать настоящую, истинную роль наших отечественных ученых, заложивших фундамент того, что дальше распространилось по всему миру.

Позвольте на этом закончить нашу презентацию и наш эфир, который идет из необычного места. Мы сидим на веранде дома Милованова и Ирины Ивановны Соколовской, и возможно, что ровно 50 лет назад, в 1969 году, возможно, на этой веранде пил чай с академиком Миловановым и Ириной Ивановной Соколовской Роберт Эдвардс, будущий создатель методики ЭКО, будущий лауреат Нобелевской премии.

Наши врачи

Бабак Татьяна Александровна

Акушер-гинеколог, гинеколог-эндокринолог, гемостазиолог

Асминина Ирина Алексеевна

Врач эндокринолог

Воеводин Федор Сергеевич

Врач ультразвуковой диагностики

Все врачи клиники


Rambler's Top100