Анатомия грудных желез.

(Фиг. 55, 59—63).

— А. Раубер. Руководство анатомии человека. Петроград 1915.

У половозрелой женщины груди образуют два симметричных полушаровидных возвышения, которые прилегают к передней грудной стенке в области между третьим и шестым или седьмым ребром, по середине между грудной костью и подмышечной впадиной; в зависимости от своих размеров, они то более, то менее выдаются по направлению к срединной линии, но между ними остается всегда углубление, пазухаsinus mammarum. Несколько ниже середины каждой груди, по большей части, на уровне четвертого межреберного промежутка или пятого ребра, с поверхности органа поднимается маленький конический выступ, грудной сосок, papilla mammae, который направлен несколько кнаружи и вверх. Кожа грудного соска отличается более темной окраской; то же самое нужно сказать и об окружающем его участке кожи, околососковом кружке, areola mammae. Неокрашенным остается только кончик (верхушка) papilla mammae. У девушек белой расы окраска розоватая или темно-красная, у рожавших женщин она буроватая. Кожа грудного соска покрыта морщинами. Возле верхушки находится 12—15 маленьких отверстий, млечных пор, pori lactiferi, которые представляют собою устья млечных ходов, ductus lactiferi.

Основу женской груди составляет собственно железистое тело, corpus mammae [син. по PNA — glandula mammaria, — И.И.Г], которое окружено принадлежащим к panniculus adiposus слоем жира, так наз. capsula adiposa mammae. Большая или меньшая толщина этого жирового слоя, в значительной степени, обусловливает индивидуальные различия в величине женской груди; сама железа, имеющая гораздо меньшие размеры, чем вся грудь, подвержена гораздо меньшим колебаниям в размерах, чем означенный жировой слой. Она представляет собою плотное, почти круглой формы плоское тело, внутренняя поверхность которого, basis glandulae mammae, плоска или слегка вогнута; наибольший диаметр ее направлен косо вверх и кнаружи. Основание железы покоится на fascia pectoralis superficialis и на большой грудной мышце, за нижний край которой она заходит лишь в редких случаях; с названной фасцией она связана посредством соединительной ткани. Наиболее толстая часть железы находится приблизительно по середине ее, прямо возле соска. Capsula adiposa пронизана значительным количеством соединительнотканных перегородок , retinacula mammae, которые принадлежат к системе retinacula cutis, стоят в соединении, с одной стороны, с собственно кожей, а, с другой, с окружающей железу соединительной тканью, а также с fascia pectoralis superficialis и, таким образом, содействуют укреплению железы. Под соском и околососковым кружком жира нет совсем, а находится плотный богатый сосудами слой соединительной ткани, который окружает млечные ходы.

Молочная железа отнюдь не представляет собою однородного образования, а состоит из 15—20 отдельных конусообразных долей, lobi mammae, которые располагаются радиально вокруг грудного соска и околососкового кружка. Эти доли погружены в слой плотной, содержащей жировые клетки соединительной ткани и связываются этой последней в единое целое. Каждая доля состоит из более крупных и более мелких долек lobuli mammae; последние представляют собою уже совокупность концевых пузырьков, альвеол, отделяющих молоко. Железистая масса отличается от окружающей соединительной и жировой ткани более бледной, красновато-беловатой окраской и большой плотностью. Фиг. 55.

Фиг. 55. Сагиттальный разрез через Mamma женщины (1/1)

Железистые каналы, берущие начало от главных отделов железы, представляют собою названные млечные ходы. Они проходят, в количестве 15—20, по направлению к грудному соску, имеют в диаметре от 1,7 до 2,3 мм и, прежде чем вступить в сосок, образуют, особенно в период отделения молока, небольшие расширения, молочные мешочки, sinus lactiferi. Они достигают в ширину до 5—8 мм и являются преходящими небольшими резервуарами для молока. В начале грудного соска млечные ходы снова суживаются до первоначальной ширины, прикладываются довольно тесно друг к другу и, окруженные сосудами, доходят до кончика соска. На своем пути некоторые млечные ходы соединяются друг с другом. Поэтому число устьев несколько менее количества долей. Pori lactiferi лежат в маленьких вдавлениях поверхности и уже тех ходов, которым они принадлежат.

Левая молочная железа, по большой части, несколько крупнее правой.

Отдельные доли покрыты плотным соединительнотканным слоем и отделяются друг от друга глубокими впадинами, выполненными жировой тканью. На передней поверхности и на краю груди доли часто выдаются довольно далеко внутрь жирового слоя. Часто от верхнего латерального края к подмышечной впадине тянется продолжение, или выступ, железистой массы.

Околососковый кружок иногда представляется несколько углубленным, по сравнению с поверхностью кожи. Согласно данным Фрича , у одного племени каффров весь околососковый кружок сильно вытягивается вперед и почти сливается с соском. Ребенок захватывает ртом все это возвышение и сосет из него как из губки.

 

Фиг. 59. Женская грудная железа во время отделения молока (Лушка) 2:3.
На одной стороне отпрепарованы железистые части, на другой же сохранена только промежуточная ткань и удалена совершенно железистая масса. 1 верхняя часть papilla; 2 areola; 3, 3 capsula adiposa; 4 строма железы ; 5 ductus lactiferi; 6 sinus lactiferi; 7, 7 отпрепарованные железистые дольки; 7’, 7’ еще соединенные между собою дольки железы.

Что касается тончайшего строения, то в околососковом кружке имеются сальные железы довольно значительных размеров, которые во время беременности развиваются еще сильнее (числом около 12). Эти железы носят название желез Монтгомери, glandulae areolares (Montgomerii), и способны даже, до известной степени, отделять в некоторых случаях молоко. Их описывали поэтому как аберрантные молочные железы и рассматривали как связующие звенья между обыкновенными сальными и молочными железами. Эггелинг (Eggeling) же (Jen. Zeitschr. Naturw. 1904) склонен считать их за переходные формы между потовыми и молочными железами. В тех же местах, где находятся эти сальные железы, встречаются и шерстистые волосы. Кроме этих желез, околососковый кружок содержит и потовые железы. Сосочки его кожи отличаются крупными размерами и часто представляются, по характеру, сложными. Грудной сосок и околососковый кружок снабжены в изобилии гладкой мускулатурой. В последнем пучки широки, плоски, расположены циркулярно, а лишь отчасти, и радиально. В соске многочисленные гладкие мышечные пучки образуют сети, расположенные частию в продольном направлении, частью в циркулярном, а частию переплетающиеся с этими другими сплетениями. Кроме соединительнотканных элементов, сосок изобилует и эластической тканью. Млечные ходы в области устьев выстланы многослойным плоским эпителием из 8—10 слоев, в других же местах — низким цилиндрическим эпителием.

Молочная железа, или, вернее, каждая доля ее, по своему строению, представляет сложную альвеолярную железу с древовидно разветвленным выводным протоком. Она развивается сильнее лишь в периоде половой зрелости, тогда как до того времени она обнаруживает детские черты. Но и половая зрелость еще не доводит молочной железы до высшей ступени развития. Она все же еще не функционирует. Полного развития она достигает только при переходе к деятельному состоянию, с наступлением периода отделения молока.

Уже на втором месяце беременности mammae обнаруживают внешние изменения. Околососковый кружок увеличивается и становится темнее; эти изменения продолжаются до самых родов, так что подобное состояние груди можно считать довольно верным признаком наступившей беременности. Рука об руку с этими наружными изменениями, идет и развитие самой железы, которая начинает делать робкие попытки к секреторной деятельности. С прогрессивным развитием органа, увеличивается и приток крови к нему, вследствие большего развития сосудистого аппарата.

Альвеолы имеют округлую или грушевидную форму и сидят в косом направлении на концах выводных протоков. В девственной mamma концевые камеры малы, и стенки их прилегают тесно друг к другу. Во время же лактации концевые камеры представляют собою порядочных размеров пузырьки, с диаметром приблизительно в 0,12 мм, с широким просветом, который выполнен бесчисленными жировыми шариками и жидкостью, в которой эти шарики заключаются; содержимое альвеол представляет собой готовое альвеолярное молоко. Стенка альвеол состоит из ядерной базальной оболочки с небольшим количеством наружной соединительной ткани. Внутренняя поверхность базальной оболочки выстлана молочным эпителием, т. е. однослойным эпителием, клетки которого имеют различную форму и находятся на различных стадиях функциональной деятельности (фиг. 60); в одной и той же концевой камере, впрочем, мы находим, обычно, и приблизительно одинаковые формы эпителиальных клеток. Одни из клеток содержат жировые шарики, другие же совершенно свободны от них. В соединительной ткани, отделяющей одну альвеолу от другой, проходят кровеносные и лимфатические сосуды и нервы; далее, в ней же находятся группы плазматических клеток и изменчивое количество лимфатических телец. Отдельных лимфоцитов можно найти также в альвеолярном молоке и во время прохождения их через стенки альвеол. В процессе отделения молока они играют лишь второстепенную роль.

Фиг. 60 Фиг. 61
Фиг. 60. Из функционирующей молочной железы Manis javanica (Г. Эггелинг,1900.)
Фиг. 61. Коррозионный препарат молочной железы; ductus lactlferi наинъецированы коррозионной массой. Слабое увеличение. Нарисована только небольшая часть одной доли. (Миддендорп).

Молочные железы, в морфологическом отношении, родственны сальным железам; пытаются и, пока не будет доказано противное, не без основания, сближать и функции их, т. е. рассматривать отделение молока как видоизмененный процесс образования сала. Так как концевая камера молочной железы имеет однослойный, а в сальной железе — многослойный эпителий, то в молочной железе следовательно доставление жировых шариков лежит на однослойном эпителии; вместе с эпителиальными клетками сальных желез, эпителий молочной железы, вырабатывающий молочные шарики, составил бы важную группу пиоэпителиев, или жировых эпителиев. Величина альвеол молочной желез станет нам понятной, если мы примем во внимание, что, кроме молочных шариков, происходит еще отделение важной liquог lасtis (жидкость без морфологических элементов), присутствие которой делает возможным образование эмульсии. Но ни liquor lactis, ни жировые шарики молока не образуются прямо из вещества клеток альвеолы; они ведут свое происхождение от того материала, который доставляется клеткам альвеол лимфатическими сосудами. Этот материал либо подвергается превращениям в протоплазме эпителиальных клеток, либо же только разлагается этими последними. В противоположность приведенному здесь воззрению, другие авторы доказывают принадлежность молочной железы к потовым.

Еggеl.ng Uber die Stellung der Milchdrusen usw. в Semon zoolog. Forschungsreisen 1905, 1906. — Szebo, J., Die Milchdruse im Ruhezustande und wahrend ihrer Tatigkeit. Arch. Anat. u. Phys. 1896. — Ottolenghi, D., Beitrag zur Histologie der funktionierenden Milchdruse. Arch. f. mikr. Anat. Bd. 58. 1901. — Walther, H. E., On transitory epithelial structures associated with the Mammary apparatus in man. Anat. Anz. XXII, 1902. — Wiedersheim, R, Der Bau des Menschen. 4. Aufl. 1908, стр. 23—37 o кожных железах; со многими рисунками.

Женское молоко, lac femininum.

Вследствие присутствия многочисленных жировых шариков, оно представляется чисто белой, или голубовато-белой жидкостью, лишена запаха, имеет слабый сладковатый вкус и обнаруживает нейтральную реакцию.

Удельный вес его от 1028 до 1034, а температура его в момент отделения 38.С. Отделяемое в первые дни после родов молоко является переходным молоком и называется colostrum puerperarum; оно, по большей части, гуще, желтее, серее, иногда даже жиже позднейшего молока. Жидкость, выделяющаяся из грудей еще во время беременности, называется молозивом беременных, colostrum gravidarum, и с течением времени постепенно принимает свойства colostrum puerperarum. Обе эти жидкости представляют собою незрелое молоко и характеризуются присутствием большого количества крупных ядерных клеток, нагруженных жировыми шариками; они носят название телец Доннэ, или молозивных телец. По всей вероятности, это — не что иное, как лимфатические клетки, нагруженные жиром. — Подобные же отношения наблюдаются у млекопитающих.

Форменными составными частями зрелого молока. являются многочисленные округлые жировые капли, величиною от 2 до 5 мкм, называемые молочными шариками, corpuscula lactis, и немногочисленные лимфатические тельца. По-видимому, эти жировые шарики окружены тонкими белковыми оболочками. Когда молоко постоит, то часть жировых шариков отделяется от жидкости, поднимается вверх и образует сливки, cremor lactis. Освобожденное совершенно от жировых шариков молоко представляет собою плазму молока; она содержит еще в растворе казеин. От действия ферментов и подкисления молоко свертывается, т. е. казеин выпадает. Остающаяся после удаления казеина жидкость составляет сыворотку молока, serum lactis.

Важнейшие химические составные части молока можно выразить в следующих средних цифрах.

Вода 87,79%, твердых веществ 12,21%; казеина и альбумина 2,11% жира 3,79%; молочного сахара 5,71%; солей 0,24%. Другими органическими составными частями его являются пептон, мочевина, лецитин. Из неорганических солей женское молоко, по Бунге, содержит: калия 0,0703%, натрия 0,0257%; извести 0,0343%; магнезии 0,0005%; окиси железа 0,0006%; фосфорной кислоты 0,0468%; хлора 0,0445%; вместе это составляет 0,2287%, тогда как коровье молоко содержит их только 0,8404%.

По Бушю (Bouchut), в кубическом миллиметре молока находится, в среднем, 1026000 больших и малых молочных шариков.

По окончании лактационного периода или в случае, если кормление не осуществляется, железа подвергается обратному развитию, при чем альвеолы снова уменьшаются, и их полости, равно как и ходы и эпителиальные клетки выполняются жировыми каплями и зернистым распадом. При климактерической инволюции, молочные железы постепенно облитерируют, причем этот процесс может распространяться даже на выводные протоки.

Интересно, что даже молочная железа новорожденных в состоянии уже вырабатывать секрет; это так назыв. молоко ведьм, lac neonatorum. По некоторым исследователям, этот секрет не представляет собою настоящего молока; но, во всяком случае, и химическое и микроскопическое исследование указывают на значительное сходство между этими двумя секретами. Барфур тоже склоняется считать этот секрет за молоко.

Фиг. 62. Сеть лимфатических сосудов на передней поверхности mamma; субареолярное сплетение; стволы.
A слой жира; B край mamma; С кровеносные сосуды.
1 Сеть лимфатических сосудов вокруг поверхностных долек; она проникает также и в глубину; 2 стволики lobuli; 3 лимфатические сосуды, отходящие от периферической сети; 4 субареолярное сплетение; 5 крупные стволики; 6 крупный, более прямолинейный стволик ; 7,8 стволики от периферии железы; 5, 6, 7 и 8 тянутся к lymphoglandulae axillares. (Ф. 3aппей). 2:3.

Сосуды и нервы mamma. Фиг. 62.

Артерии берут начало от аа. intercostales (rr. mammarii mediales et latt.), a также от rr. mammarii, принадлежащих a. mammaria interna [По PNA — a. thoracica interna — ИИГ]. В качестве привходящей причины более сильного развития mamma во время беременности считают (без основания) артериальные анастомозы, в которые вступают, в конце концов, rr. mammarii, принадлежащие mammaria interna, с аа. uterinae (через посредство аа. epigastrica superior и inferior). А именно, a. epigastrica inferior дает a. spermatica externa [По PNA — a. cremasterica у мужчин и a. lig. teretis uteri у женщин — ИИГ], а последняя анастомозирует с a. uterina, так как идет к матке вдоль lig. teres uteri.

Подкожные вены образуют у основания papilla mammae полигональную сеть анастомозов, plexus venosus mamillae (см. отд. III.).

Подкожные вены тянутся к соседним крупным венам, даже к v. cephalica, тогда как глубокие вены следуют за артериями. Лимфaтические сосуды образуют в коже, покрывающей железы, особенно в околососковом кружке, узкопетлистое сплетение. В интеральвеолярной соединительной ткани также имеются лимфатические сосуды. Фиг. 62.

Hеpвы довольно многочисленны в наружной коже, в areola и papilla mammae, зато внутри железы их мало, и здесь они являются, по преимуществу, сосудистыми нервами. Они берут начало от nn. supraclaviculares, от rr. cutanei antt., принадлежащих nn. intercostales II—V—VI, проходят в коже радиально к соску и в виде rami glandulares, берущих начало от nn. intercostales IV—VI, проникают в самую железу. Вместе с артериями, проникают внутрь железы и их симпатические сплетения.

В сосочках papilla mammae встречаются осязательные тельца; у основания соска попадаются отдельные Фатер-Пачиниевские тельца. Возле более крупных млечных ходов, В. Краузе нашел концевые колбы.

Сосок способен к эрекции и, при раздражении его кожных нервов, удлиняется; но эрекция обусловливается только действием соответствующих гладких мышц, без всякого участия венозных пространств.

Необыкновенные явления

Сосок может быть двойным, при обычном характере самой железы. К этому подходит тот случай, когда появляется третья mamma. Нужно отличать от этого те состояния, когда соски и, вероятно, также соответствующие им железы развиваются двумя симметричными продольными рядами. Под нормальной mamma может быть, с каждой стороны, еще по одной лишней, но бывает и несколько таких добавочных образований (mammae accessoriae). В крайнем случае, наблюдается по восьми добавочных сосков, из которых три располагаются над развитой mamma, а два — под ней. Все приматы имеют только по одной паре желез. Таким образом, появление добавочных сосков примыкает к тому состоянию, которое мы находим у полуобезьян и т. д. Смотри Wiedersheim, Bau des Menschen. 4 Aufl., 1908. Фиг. 12—18.

Фиг. 63. Гипермастия у 22-хлетней девушки Из Видерсгейма. (По Нейгебауру).

Выше мы уже упоминали о железах Монтгомери, как о промежуточных формах между обыкновенными сальными и молочными железами. Те случаи, когда молочные железы появляются на необычных местах, стоят вполне в соответствии с морфолическим родством обеих групп альвеолярных желез. Такие гетеротипические молочные железы наблюдались на плече, в подмышечной впадине, на бедре и т. д. Без сомнения, мы имеем здесь, до известной степени, дело с смещениями, но все-таки во всех случаях имелась на лицо морфологическая основа в виде сальных (или потовых) желез.

Эмбриологические и сравнительно-анатомические данные .

Первый зачаток органов отделения молока появляется в форме парной эпителиальной полоски на вентральной стенке туловища. Этот зачаток носит название млечных полос. Млечные полосы утолщаются и превращаются в млечные пластинки (млечные линии). Развивающиеся из них отдельные выступы называются млечными бугорками (первичными сосками). Эти последние, становясь более плоскими и разрастаясь наподобие выступов вглубь, дают так назыв. млечные пункты, или точки; через погружение отдельных железистых участков, они ведут к образованию млечных кармашков.

Первый зачаток mamma Гульдберг (1899) находил у зародышей дельфина, длиной в 18 миллиметров, в виде нерезко отграниченных возвышений эпидермиса, который в этом месте образует полулунной формы выступ. Зачаток появляется как раз в то время, когда временные задние конечности начинают обнаруживать наклонность к исчезновению.

У зародышей рогатого скота, по Г. Буркгардту, "добавочные", или "заднепроходные" соски встречаются у обоих полов очень часто (приблизительно в 37% случаев). Они располагаются всегда между нормальными сосками (с одной или с обеих сторон), или же позади задней пары нормальных; но никогда они не бывают впереди первой пары. Молочные органы современного рогатого скота охвачены процессом каудокраниальной редукции.

Как у человека, так у рогатого скота отличают гипермастию со всеми признаками нормального, но только очень маленького молочного органа, и гипертелию (ложные соски).

Ложные соски и mikromammae исчезают, по большей части, уже до рождения.

В своей статье относительно морфологии и истории развития нормальных и добавочных молочных желез Г. Шиккеле (G. Schickele) (1889) приходит к следующим выводам: у некоторых млекопитающих (мышь, крыса, кролик , кошка) соски расположены 2 группами, которые характеризуются краниальной и каудальной конвергенцией, равно как присутствием типичного значительного промежутка между самой каудальной и самой краниальной парой желез.

Добавочные участки желез у этих животных, понятно, встречаются лишь в ограниченной степени. Зато у широконосых обезьян добавочные соски бывают чаще, чем у узконосых. У Zebus такое состояние, по-видимому, наблюдается очень часто.

У морских свинок и мышей млечная линия является исходной точкой образования желез. У взрослых морских свинок никогда не наблюдалось более 2 сосков. Зато эмбриональные добавочные зачатки молочных желез встречаются в различном количсстве (от 2 до 10); но они стоят на более низкой ступени развития, чем зачатки главных желез (Ztschr. fur Morph. u. Antroph. 1899).

Schmidt, H, Uber normale Hyperthelie menschlicher Embryonen. Anat. Anz. XI, 1896; и Morphologische Arbeiten, herausg. v. G. Schwalbe. 7 Bd. 1896.

Такой заметной снаружи млечной линии, как у зародышей млекопитающих, у человека нет вовсе или она имеется только на небольшом протяжении. Но микроскопическое исследование обнаруживает разрастания эпителия и зачатки молочных желез. В одном случае было с каждой стороны 8 добавочных зачатков, 4 над и 4 под главным зачатком. В других случаях находили на одной стороне зачаток из 7 до 14 частей. Лежащие краниально зачатки были, по большей части, ориентированы латерально, а лежащие каудально ориентированы медиально по отношению к нормальному зачатку. В нижней области живота зачатки отсутствовали вообще.

Каллиус (Anat. Hefte, Bd. III, 1897) нашел у человеческого зародыша в 15 мм млечную линию длиною в 1,5 мм.

Относительно сравнительной анатомии молочных желез, читатель может найти подробные данные в соответствующих учебниках. Укажем здесь только, что у Monotremata парный и "железистый участок ", который в целом соответствует areola mammae высших, является единственным наружным аппаратом; железы здесь построены по трубчатому типу. У эхидны такой аппарат спрятан в кожном кармашке. Впервые альвеолярные молочные железы появляются у сумчатых (Гегенбaуep).

Bonnett, Die Mammarorgane. Ergebnisse der Anat. von Merkel und Bonnett. Bd. II и VII. — Breslau , E., Beitrage zur Entwicklungsgeschichte der Mammarorgane bei den Beuteltieren. Zeitschr. f. Morph. u. Antrop. IV, 1902.

Сумка возникает через слияние маленьких кармашков (марзупиальных карманов), из которых каждый заключает по одному млечному зачатку (сосковому кармашку). Сумка Marsupialia гомологична сумке эхидны, точно также и марзупиальный кармашек первой гомологичен соответствующему образованию у второй; сосковый кармашек Marsupialia соответствует железистому полю эхидны.

Марзупиальные кармашки сумчатых можно доказать еще у плацентарных животных. Они соответствуюг кармашкам, которые окружают у Murinae соски. У всех млекопитающих молочные железы возникают однородным путем и должны быть причислены к трубчатым кожным железам. Возможность дифилетического происхождения приходится исключить.

Унгер (1898) также присоединяется к этому выводу. Молочные железы происходят от клубочковых желез. Нормальная, сравнительная и патологическая анатомия, филогения и онтогения единогласно указывают на такое именно происхождение молочных желез. Ни строения их, ни функция не дают нам право сравнивать их с сальными железами.

Г. Эггелинг (H. Eggeling) в своей работе о кожных железах Monotremata (Verh. anat. Ges. 1900) подвергает критике прежние попытки подразделения кожных желез. В качестве принципа деления нужно воспользоваться, во первых, отношением эпителия к просвету, а, затем, и способом образования секрета. Все клубочковые, и вместе с ними молочные железы высших млекопитающих, должны рассматриваться как постоянно канализированные, секретирующие в прижизненном состоянии кожные железы; сальные же железы и своеобразные железистые органы рептилий следует считать временно канализированными, секретирующими посредством некробиоза кожными железами; их секрет возннкает некробиотическим путем, так как секретирующие клетки погибают. v. Runge, G., Die zunehmende Unfahigkeit der Frauen, ihre Kinder zu stillen. Munchen., E. Reinhardt, 1900.

Мужская грудная железа, mamma virilis.

Молочная железа закладывается одинаково у обоих полов и до периода половой зрелости развивается одинаково. Но, затем, мужская железа, как общее правило, не подвергается дальнейшему развитию. Areola и papilla mammae, правда, имеются, но околососковый кружок имеет небольшие размеры, и сосок достигает только 2—5 мм вышины. У взрослого мужчины мужская железа находится в четвертом межреберном промежутке, приблизительно на расстоянии 12 см от срединной линии. Тело железы достигает 1,5 см ширины и 0,5 см толщины и имеет беловатую окраску. Дольки и ходы малы и коротки.

Кровеносные и лимфатические сосуды обнаруживают подобные же отношения, как и в женской железе. Нервы соска сравнительно многочисленны и заканчиваются частью осязательными тельцами. У основания соска и на нижней поверхности тела железы найдены и Фатер-Пачиниевские тельца.

В редких случаях mamma увеличивается у мужчины на одной стороне или с обеих сторон. Такое состояние называют гинекомастией. Иногда оно связано с неправильным развитием полового аппарата. Относительно настоящего отделения молока у гинекомастов существуют наблюдения, но они, в общем, не могут считаться вполне достоверными.

У мужчин встречается также избыточное количество сосков, так наз. гипертелия ("telia", сосок); согласно обстоятельным исследованиям ф. Барделебена, гипертелия представляет собою даже более распространенное явление, чем можно было бы думать. Барделебен говорит по этому поводу следующее. "Так как мы с д-ром Овервег, при самом внимательном отношении к делу и опытности, всегда получали более высокие процентные отношения и так как, безусловно, многие случаи в прошлом году были вовсе пропущены нами, а многие сомнительные (особенно, когда дело шло об axilla и плечах) нами не принимались в расчет, то приведенную выше цифру, приблизительно, в 14% приходится считать наиболее соответствующей действительности. Таким образом, выходить, что у нас каждый седьмой мужчина имеет один или несколько избыточных сосков. Пожалуй еще важнее, чем неожиданная частота подобных случаев, мне представляются приведенные выше указания насчет их расположения; дело в том, что эти избыточные .соски" не только располагаются по известной линии от плеча и axilla к лонной области, но и находятся в совершенно определенных местах, по которым мы можем каждый из них наделить соответствующим номером по порядку. Наш нормальный сосок и mamma являются четвертыми сверху."

Вспомним, что, в приведенном крайнем случае избыточных mammae у женщины, на каждой стороне нормальная mamma тоже приходилась 4-ой в ряду.

По наблюдения А. Кирхнера над 890 мужчинами, у 6/7 исследованных субъектов оба соска, помещаются на высоте одного того же ребра. Из 763 случаев, когда оба соска занимали одинаковое положение, они почти у половины находились на высоте 5-го ребра, более чем у 1/3 — на высоте 4-го межреберного промежутка, в 89 случаях на высоте 4-го ребра и в 21 случае — на высоте 5-го межреберного промежутка.

Литература.

v. Bardeleben, Weitere Untersuchungen uber die Hyperthelie bei Mannern. Anat. Anz. 1892.

Massenuntersuchungen uber Hyperthelie beim Manne. Verh. d. Anat. Ges. 1893.

Bizzozero, G, und Ottolenghi, D., Histologie der Milchdruse. Merkel u. Bonnett, Ergebnisse X, 1899.

Bresslau, E., W. U. Uber Ontogenie u. Phylogenie des Mammarapparates. Anat. Anz., XXI, 1902.

Burckhardt, G., Uber embrionale Hypermastie und Hyperthelie. Anat. Hefte, Nr. 26, 1897.

Eggeling, H., Die ausgebildeten Mammardrusen der Monotremen und die Milchdrusen der Edentaten usw. Aus Semon , Zool. Forschungsreisen. G. Fischer, Jena 1899.

Henneberg, B., Die erste Entwicklung der Mammarorgane bei der Ratte. Anat. Anz. 1899.

— Hirschland, L, Beitrage zur ersten Entwicklung der Mammarorgane des Menschen. Anat. Hefte, Nr. XIX/XX, 1898.

Kirchner, A., Die Lage der Brustwarze. Anat. Hefte, Nr. 33, 1898.

Ottolenghi, D., Contribution a l’histologie de la glande mammaire fonctionnante. Arch. ital. de Biol XXXI, 1899.

Profe, O., Beitrage zur Ontogenie und Phylogenie der Mammarorgane. Anat. Hefte, Nr. 36,1898.

Sticker, A, Zur Histologie der Milchdruse. Arch. mikr. Anat, Bd. 54, 1899.

Strahl, H., Die erste Entwicklung der Mammarorgane des Menschen. Verh. anat. Ges. 1898.

Unger, E., Beitrage zur Anatomie und Physiologie der Milchdruse. Anat. Hefte, Nr. 32, 1898.

Теги: заболевания молочных желез

Возврат к списку