ВОПРОС ВРАЧУ:

Как изменилась акушерско-гинекологическая помощь?

Как изменилась акушерско-гинекологическая помощь?

Насколько изменились принципы оказания акушерско-гинекологической помощи с начала вашей трудовой деятельности и с чем вы связываете дальнейшие ожидания – свои как специалиста и ваших пациенток и их семьи? Персонализированная медицина, доказательная, новые методики и технические возможности или что-то еще?

Отвечает Игорь Иванович Гузов, акушер-гинеколог, к.м.н., основатель Центра иммунологии и репродукции

Древняя и благородная профессия

Надо сказать, что наша область акушерства и гинекологии это вещь достаточно консервативная. Я просто вспоминаю, когда в начале 90-х годов мы организовали ассоциацию поддержки материнства, и была записана передача со мной, которую мы писали в роддоме, но как-то я поступил неправильно, слишком молодой был и не согласовал это с главным врачом роддома. И группа приехала, снимали только… не было никаких съемок в роддоме, снимали только в нашей учебной комнате, и после этого, они были очень недовольны, сотрудники роддома. Ну ладно, сказал я, давайте тогда мы сделаем о вашем роддоме передачу в сюжет, в программе «Взгляд». А это, вы знаете, мое поколение знает эту передачу, это была одна из наиболее популярных перестроечных передач. И вот приехала съемочная группа и главный врач говорит: а вы знаете, это не для записи. Существует две древних профессии – проститутка и акушерка. И дальше начала рассказывать, как все хорошо, очень здорово. Но именно это и вошло туда в передачу. И она потом со мной не разговаривала месяц или больше. Потому что именно это и пошло в программу «Взгляд». Показывают, главного врача, который говорит: знаете существует две древних профессии – проститутка и акушерка. Я не знаю насчет проститутки, но помощь женщине в родах это действительно одна из самых древних и благородных профессий. И если бы здесь были какие-то большие проблемы, нашей бы специальности не было.

Оказание акушерской помощи в роддоме

Поэтому если брать непосредственно оказание акушерской помощи в роддоме… Ну что – женщины рожают сами и рожают через естественные родовые пути. И в большинстве случаев никакой медицинской помощи не требуется, врач просто подходит и наблюдает, чтобы все шло хорошо. Роды принимает акушерка, ребенка принимает педиатрическая медицинская сестра, осматривает неонатолог, собственно говоря ты наблюдаешь, смотришь, как раскрывается шейка матки, что-нибудь иногда там назначишь, но даже без твоих назначений она родила бы достаточно хорошо. Если возникают какие-то проблемы, существует операция кесарева сечения, и делается операция кесарева сечения. Показания могут меняться, аспект применения может меняться, уменьшаться, и постоянно идут эти ножницы то в сторону повышения процента этих кесаревых сечений, то в сторону снижения частоты кесаревых сечений.

Но в общем здесь консерватизм нашей специальности говорит о том, что если взять коренные вещи, то здесь мало что поменялось за последние десятилетия. Женщина рожает так как они рожали – либо через естественные родовые пути либо методом кесарева сечения. Но безусловно многое изменилось. Изменилась практика в роддомах, потому что конечно роддома стали гораздо более комфортными и появилась масса возможностей, когда муж присутствует на родах, помощь, доулы, психологическая поддержка в родах. Но это отдельный вопрос, не хочу сейчас его обсуждать. Тем не менее это пришло. Мягкие роды. Я к этому в свое время приложил руку, потому что мы в 95 году сделали конференцию, которая была посвящена совместно со шведской клиникой Каролингски хоспитал в Москве. И врачи еще четвертого роддома поехали в Швецию, шведы приезжали сюда. Это изменилось.

Ультразвуковая диагностика

Очень сильно и очень мощно за последние десятилетия развилась ультразвуковая диагностика. Безусловно, сильное развитие в конце 80-х годов, начале 90-х годов и сейчас с точки зрения возможностей ультразвуковой диагностики, трехмерной визуализации, 3Д 4Д в качестве картинок, фантастическое использование допплерометрических показателей. Безусловно ультразвуковая диагностика вошла в акушерство достаточно мощно. Современные подходы и тенденции в ультразвуковой диагностике в акушерстве.

Генетика в акушерстве

Генетика и вообще молекулярная медицина вообще стали неотъемлемой частью современного акушерства, но здесь, к сожалению, далеко не всегда уровень врачей бывает на высоте понимания всех возможностей, которые сейчас на сегодняшний момент есть и которыми мы можем пользоваться. Здесь, конечно, достижения современной науки значительно опережают понимание тех специалистов, которые этим должны бы по идее владеть.

Перинатология и неонатология

Очень здорово вперед шагнула перинатология и неонатология. Безусловно, ту помощь, которую сейчас оказывают наши неонатологи, ее невозможно сравнить с тем что было. Я не скажу, что она была плохая, но тем не менее в общем-то выхаживание детей идет достаточно хорошо. И сейчас используются методики, которых не то что раньше не было, но которые позволяют значительно улучшить прогноз детей.

Понимание плацентарной функции
Значительно улучшилось понимание плацентарной функции. И того, как идет формирование внутриутробного плода. Здесь уже идет участие не только генетика, но и эпигенетика, изучение влияния различных факторов, здесь конечно тоже современная медицина шагнула очень и очень далеко и здесь мы видим значительный прогресс.

Борьба за здорового ребенка

Да, если брать перинатальную медицину, то мы сейчас движемся на все более ранние сроки. Если раньше считалось, что перинатальная медицина это последние недели беременности и первые дни или недели после родов, то сейчас это понятие борьбы за здорового ребенка, который родится у данной женщины, оно сдвигается уже на первый триместр и даже идет на этап подготовки к беременности. Вот эта область медицины, область акушерства-гинекологии и неонатологии, предмет на стыке неонатологии, акушерства-гинекологии и перинатологии, фактически включила в себя не только период беременности, но и период подготовки к беременности. Здоровье человека, не только женщин, но и мужчин на этапе выхода и планирования беременности, это безусловно очень значимо.

Разочарования

Вместе с тем, если конечно оценивать эти последние 20-30 лет, есть определенное разочарование. Причем эти разочарования касаются того, что когда эта косная и тяжелая советская система разваливалась, было много надежд, что сейчас освободится инициатива, свобода творчества, что называется, мы получим совершенно новый уровень образования, уровень врачей. И к сожалению это не оправдалось. Уровень врачей сейчас я имею в виду врачей, которые выходят после ВУЗов, во многих отношениях гораздо хуже, гораздо ниже того уровня, который они получали в советских ВУЗах конца 80х начала 90х годов. Я не хочу слишком углубляться в эту тему, но я хочу сказать, что если мы хотим иметь… Да, и сломана национальная традиция полностью.

Школы акушерства и гинекологии

Фактически у нас есть достаточно хорошо развитые области акушерства и гинекологии, которыми мы в общем-то можем гордиться, но это все фактически вторично по отношению к тем тенденциям, которые идут за рубежом. Фактически национальные традиции акушерства, школа которая была московская, петербургская школа, об этом можно говорить, что нет вы знаете, мы такие хорошие, очень умные, мы такое оборудование имеем. Работаем на роботах и так далее. Реально, допустим, слово Снегирев или Губарев или Гентер или Скрабанский это пустые звуки. Пустые звуки для современного врача и это очень плохо, потому что у нас очень хорошая традиция русского акушерства и русской гинекологии. Которые касаются тех учителей, которые заложили основы того, что есть сейчас у нас. Потому что любая страна – Италия, Греция, Англия, Франция, Германия говорит о том, что у нас есть традиции на протяжении двухсот, трехсот лет. У нас этого нет. Все случилось, распад этой традиции начался после прихода большевиков к власти, продолжался в течение 70 лет большевизма и продолжается до сих пор. Поэтому создание школ, настоящих школ акушерства и гинекологии, возрождение этих школ, чтобы мы могли гордиться, что у нас идут и исследования и какие-то направления, по которым к нам приезжают учиться из-за рубежа, это должно быть, это будет давать то, что мы реально будем получать повышение качества медицинской помощи нашему населению. Это очень значимо!

Акушерство и гинекология – одна из самых социально значимых областей медицины, областей гигиены. Это должно стать национальной государственной задачей. Мы должны возрождать школу акушерства и гинекологии. Одновременно нужно начинать возрождать высшее медицинское образование. То есть мы должны добиваться того, чтобы наш студент, выходя из… я не беру сейчас другие области, я беру только ту область, которую я сейчас представляю, это репродуктивную медицину. Сейчас студент выходит из ВУЗа, даже тот, который интересуется акушерством-гинекологией, будет иметь самые примитивные представления о том, на каком уровне сейчас находится наша наука. Это очень нехорошо. Поэтому здесь должны предприниматься какие-то значимые меры. Я не думаю, что они будут предприниматься. Они должны предприниматься, чтобы ситуацию как-то решить.

Действовать здесь нужно бережно, действовать здесь нужно аккуратно, но непопулярные меры здесь неизбежны. Без этих непопулярных мер мы так и будем барахтаться в этом всем. И с каждым годом и с каждым десятилетием все больше отставать. И говорить, нам это не нужно, мы получим оборудование, обучим врачей работать на этом оборудовании. Можно обучить людей работать на оборудовании, но как приучить людей мыслить – это тяжелый момент.

Национальные медицинские общества

И третье, что нужно возрождать, это национальные медицинские общества. Потому что бесспорно они существуют, называются акушерство и гинекология, гинекологическая эндокринология, еще как-то, они существуют, но это совсем не то, что существует на Западе, когда есть достойные организации, которые вырабатывают национальные стандарты в области и государство доверяет подготовку кадров полностью обществам – этого нет ничего. Я много занимался историей этих обществ наших по акушерству и гинекологии – Петербургского, Ленинградского, Московского. И я знаю, как их громили. Почитайте журналы до 29го года – насколько интересные шли дискуссии, насколько они острые, каким был уровень этих дискуссий. Это все опубликовано, протоколы публиковались где-то до второй половины 29 года. А потом все было разгромлено. В какой-то степени оно потом обратно возродилось, но того, что было тогда, никогда не возродилось.

Сейчас даже бессмысленно говорить. Мы можем на бумаге возродить эти общества, но уровень обсуждений будет скучный, бюрократический и неинтересный. Нет той среды, которая могла бы, той атмосферы, когда мы можем обсуждать эти вещи, потому что очень низкий в нашей области, которая касается репродуктивной медицины, очень низкий уровень образованности врачей. Есть отдельные звезды, есть отдельные врачи, но в целом ситуацию нужно менять. Иначе мы попадем, уже попали, но будем и дальше попадать в очень тяжелое и хроническое отставание от заграницы. Причем это должно быть очень бережно. Мы не можем решить этот вопрос ни приглашением западных профессоров, потому что они не знают нашу специфику, ни посылкой студентов туда, потому что они просто не будут возвращаться. Все будут оставаться там за исключением небольшого количества. Здесь очень важный момент.

Персонализированная медицина

То, что касается персонализированный медицины, это слишком общие понятия. Сейчас мы стоим на пороге новой парадигмы, когда идет парадигма системной медицины, все эти омики так называемые. Геномика, как работает генный аппарат, дальше идет транскриптомика, передача информации на считывание этой генетической информации, протеомика – уже с маточной РНК идет синтез белков и белковых форм внутри организма. И метаболомика – это четыре основных кита системной медицины. И дальше на это наворачивается эпигеномика, химеромика так называемая, когда возникает во время беременности химеризм материнский и плодовый. Нутригеномика - изучение питания на организме. Эти вот вещи, то что касается системной медицины, надо начинать преподавать, я считаю, еще со школьной скамьи, школьникам биологических классов, которые идут или собираются идти в медицину, потому что это будет давать основу.

Современный врач и клиническое мышление

Еще один момент, который я очень надеюсь, что в акушерство и гинекологию будут идти не только те, кто захотел поработать руками, что-нибудь отрезать, пришить или усилить точку G. Бессмыслица это, понимаете, абсолютная глупость, которая не признана ни одной уважающей себя акушерской организацией. Никто этого не признает. У нас вот вебинары, семинары, онлайн демонстрации, очень все просто и примитивно и глупо. А современный врач это врач, который сочетает в себе качества, которые касаются и его морального внутреннего уровня и его профессионализма и его умения работать с людьми. Если этого не будет, то врач не врач. Врач отличается от биолога тем, что работает непосредственно с людьми, общается с людьми.

Также нужно возрождать то, что было утрачено во многом за последние десятилетия, это клиническое мышление. Нас этому учили, мое поколение этому учили начиная с прихода внутрь медицины. Но сейчас об этом даже не знают. И когда ты говоришь о критическом мышлении молодым врачам, которые приходят, они говорят: а что это такое – клиническое мышление?

Ждём молодых специалистов работать в нашей команде!

Наши врачи

Захарова Ольга Михайловна

Врач-генетик высшей категории

Бриллиантова Надежда Николаевна

Врач ультразвуковой диагностики

Все врачи клиники


Rambler's Top100