ФОРУМ:

Перименопауза. Что такое перименопауза, признаки, особенности и проблемы перименопаузы

Перименопауза. Что такое перименопауза, признаки, особенности и проблемы перименопаузы

Перименопауза - что это? Чем она отличает от менопаузы? Как понять, что приближается менопауза? Чем можно облегчить состояние? О всём этом рассказывает Игорь Иванович Гузов, акушер-гинеколог, к.м.н., основатель Центра иммунологии и репродукции.

Первое, о чем мне хотелось бы поговорить, это перименопауза. Что это такое? «Пери» - это «около», и поэтому сам термин перименопауза по современным международным критериям включает в себя период от того срока, когда у женщины четко начинают проявляться колебания менструального цикла, и до прекращения менструальной функции, который мы оцениваем сроком 1 год после последней менструации.

Потому что когда менструация заканчивается, никто не может быть уверен, что она была последней, менструация может возникнуть снова. И вот мы ждем год, и если в течение года после того, как менструации прекратились, не было ни одной, мы говорим что у пациентки уже менопауза. То есть менопауза имеет конкретную точку - это последняя менструация, но диагноз мы ставим только через год после того как менструации у женщины прекратились.
Раньше это называли еще климактерическим периодом (от слова «климакс» - лестница), то есть переходный период из одного состояния в другое. Сейчас слово климактерический в основном связывают со словом климактерический синдром, который связан с целым рядом симптомов, возникающих уже, как правило, во время менопаузы, то есть после того как менструации прекратились, и уровень женских половых гормонов эстрогенов в организме женщины резко упал.

Перименопауза - это период, который предшествует менопаузе, и один год после менопаузы. У большинства женщин европейских стран или европейского происхождения этот период занимает, как правило, где-то около 5 лет, и является очень важным периодом, когда происходит переход женщины из одного состояния в другое. То есть из состояния регулярной менструальной функции в состояние менопаузы.

И здесь на всякий случай нужно отметить, что когда мы говорим о фертильности, то здесь это немножко другое понятие, напрямую не связанное с менопаузой. Иногда до сих пор в некоторых средствах массовой информации, которые не очень погружаются в эту проблему, можно даже услышать, что женщина может беременеть до тех пор, пока у нее идут менструации. Раз у неё идут менструации, значит у неё идут овуляции, и тогда возможно наступление беременности. На самом деле это не так. Здесь бывают иногда такие чудесные неожиданные сюрпризы, когда, что называется, на излете менструальной функции наступает беременность. Но, как правило, примерно за 10 лет до срока менопаузы у женщин наступает так называемое физиологическое бесплодие. И в этот период уже сделать ничего невозможно, то есть никакие методы лечения, если наступил период физиологического бесплодия, уже не работают. Только ЭКО с донорской яйцеклеткой может помочь в таких случаях. Причем у таких пациенток могут идти регулярные менструации, обнаруживаются признаки овуляции, а беременность не наступает. И вот здесь, если брать физиологическое бесплодие, то срок 10 лет это достаточно такой определенный срок.

Возраст менопаузы у каждой женщины свой; есть женщины, у которых менструации прекращаются в 56 или даже в 57 лет, есть женщины, у которых менструации прекращаются гораздо раньше – в 38-39 лет и даже ещё раньше. Но, как правило, этот срок - 10 лет, сохраняется - женщина перестает беременеть до прекращения менструальной функции, появляется так называемый возраст последней беременности.

Внутри нашей популяции  это возраст в среднем 41 год. То есть 41 год - это стандартный медианный средний возраст, когда женщина уже не может забеременеть. Но у части женщин этот возраст наступает раньше, у части женщин - позже. Мы сегодня об этом не говорим, мы сегодня говорим о тех проблемах, которые могут быть у женщины в период перименопаузы.

Когда начинается перименопауза, то есть когда появляются симптомы снижения овуляторной функции? То есть проявляется это в виде колебания менструального цикла. Пусть это немного не совсем математически точное определение, но по международному консенсусу считается, что если цикл был регулярным, и становится нерегулярным таким образом, что начало одной менструации отличается от начала другой менструации более, чем на 7 дней, то это и есть начало перименопаузы.

На первом этапе вообще может быть никаких других симптомов кроме колебания менструального цикла. И вот этот срок, который занимает обычно от года до полутора лет (когда нет никаких других симптомов, кроме появления нарушения менструального цикла), называется ранней перименопаузой. Не ранней менопаузой, а ранней перименопаузой.

То есть это тот период, когда основная симптоматика заключается в том, что цикл становится нерегулярным, хотя до этого он был регулярным. И здесь, конечно, следует оговориться, потому что есть женщины, у которых изначально нерегулярный менструальный цикл. Есть женщины, у которых очень высокая чувствительность, и мы с вами говорили в одной из наших бесед о том, что есть различные виды функционального гипогонадизма, крайним случаем его является функциональная гипоталамическая аменорея, и в таких легких случаях это просто колебания цикла без каких-либо признаков истощения или снижения резерва яичников. И даже один остроумный английский профессор, (которого я очень уважаю, правда, он уже такой маститый человек, основной период его работы приходился где-то на 70-80е года) в главе о нарушениях менструального цикла написал такую фразу, что для менструального цикла нет ничего более постоянного, чем его непостоянство. Ну так же как и для женщины, наверное, нет ничего более постоянного, чем непостоянство. Это заложено в природе женщины, вот эти циклические колебания, которые вне беременности происходят ежемесячно.

Но если брать большинство женщин, у которых все-таки идет относительно регулярный менструальный цикл, если подходит такой период (когда начинают путаться менструации), то мы называем это началом перименопаузы или ранней перименопаузой.

Дальше, после того как проходит 1-2 года вот этой ранней перименопаузы, присоединяются, как правило, уже другие симптомы, и наступает следующая стадия - это так называемая поздняя перименопауза. И она заключается в том, что менструации вдруг выключились на срок больше, чем 60 дней. То есть, если между двумя менструациями вдруг выпал целый менструальный цикл, и менструации стали приходить уже реже и с большими интервалами - это уже поздняя менопауза. Она длится примерно 1-3 года. После этого менструации перестают приходить, это называется менопаузой.

Но пока не прошел год после того, как менопауза наступила, мы не знаем менопауза ли это, или еще может быть менструация, даже с интервалом 11 месяцев? И точка отсчета будет идти вот от этой последней менструации.

Поэтому когда мы сталкиваемся с такой зыбкой ситуацией, когда оценка идет исключительно по продолжительности менструального цикла, по колебаниям менструального цикла или интервалам - здесь очень важна дифференциальная диагностика. Потому что есть много различных нарушений и много различных причин, которые могут сбивать у женщины регулярность менструального цикла, и этим занимаемся мы, врачи акушеры-гинекологи, гинекологи эндокринологи. И поэтому есть несколько очень важных анализов, которые позволяют заподозрить что у женщины наступила вот эта ранняя перименопауза. Какие это анализы?

Наиболее таким известным простым и распространенным анализом является определение уровня фолликулостимулирующего гормона ФСГ . Мы знаем, что фолликулостимулирующий гормон у женщины по мере приближения к менопаузе постоянно растет. Рост ФСГ мы часто видим на гораздо более раннем сроке, чем это связано с перименопаузой. Уже где-то после 36-37 лет мы видим как начинает увеличиваться и разница между уровнем ФСГ и лютеинизирующим гормоном ЛГ. То есть, если в более раннем возрасте соотношение было примерно один к одному, или даже ЛГ был выше чем ФСГ, то с возрастом у женщины начинает расти фолликулостимулирующий гормон, а ЛГ при этом меняется в меньшей степени. И получается: в начале мы видим, что разница между ЛГ и ФСГ может составлять, допустим, в 1,5 раза (выше ФСГ), потом разница может быть 2 к 1 и так дальше.

Но самое главное это не соотношение между ЛГ и ФСГ, а абсолютный уровень фолликулостимулирующего гормона, который растет. Иногда уровень ФСГ считают главным показателем, который характеризует ту симптоматику, возникающую у женщины в период перименопаузы, но это далеко не так. Потому что симптоматика во многом связана с уровнем гормонального продукта яичника. И этим продуктом являются женские половые гормоны.

Если идет овуляция, то во вторую фазу вырабатывается два гормона: эстрадиол плюс очень важный гормон - прогестерон. Так вот, уровень ФСГ и уровень эстрадиола не всегда коррелируют друг с другом таким прямым образом, поэтому здесь полагаться только на уровень ФСГ для того, чтобы вырабатывать какую-то тактику в случае возникновения симптомов бывает очень опасно. Поэтому существуют дополнительные гормоны, которые мы тоже смотрим.

Во-первых, сам эстрадиол. Когда нужно смотреть эстрадиол при вот этих первых симптомах колебания менструального цикла, связанных с возрастными изменениями у женщины? Идеальным образом было бы смотреть эстрадиол в раннюю фолликулярную фазу вместе с гормоном ФСГ, то есть на 3-й день цикла. Потому что, если нет снижения резерва яичников, уровень эстрадиола будет очень низким, и расти он будет к середине цикла, к  овуляции будет достигать максимальных цифр. Потому что основное место выработки эстрадиола в период, когда у женщины идут регулярные менструации и нет снижения резерва, это доминантный фолликул. И поскольку доминантный фолликул достигает наибольшего размера и максимума своей гормональной продукции перед овуляцией, соответственно, и цифры эстрадиола будут в начале цикла очень-очень маленькие, где-то меньше 70 (по нашим единицам измерения), а уже в периоды овуляции могут достигать 200 выше. А дальше происходит овуляция, и на месте этого лопнувшего фолликула образуется другая железа - желтое тело. Оно вырабатывает ещё большее количество гормона, чем вырабатывал доминантный фолликул, и параллельно вырабатывает еще большое количество прогестерона. Поэтому здесь в норме идет вот такая динамика. А когда начинает снижаться резерв яичника, начинает повышаться уровень эстрадиола.

По нашим единицам измерения, в которых делает наша лаборатория (можно посмотреть на нашем сайте, просто я боюсь запутаться здесь), если уровень эстрадиола в раннюю фолликулярную фазу на третий день цикла больше, чем 100-170, то есть когда идут такие высокие цифры для 3-его дня цикла, это может быть очень ранним симптомом того, что женщина перешла уже в ту группу, когда идет возрастное физиологическое снижение резерва яичников, и наступило состояние перименопаузы.

Но наиболее ранним гормональным показателем, который показывает снижение резерва яичников является уровень ингибина. Мы с вами знаем, что есть 2 вида ингибина: ингибин А и ингибин Б. Они вырабатываются яичникам, но немножко разными клеточными структурами и в разных промежутках менструального цикла, но снижаются оба. Но наиболее значимое определение именно ингибина Б, потому что его уровень наиболее точно отражает количество клеток гранулезы, которые есть на данную точку времени (когда пациентка сдает кровь). И вот начало снижения уровня ингибина Б является наиболее ранним симптомом, который говорит о том, что пациентка перешла в состояние перименопаузы.

Высокие цифры ингибина Б даже при каких-то колебаниях цикла, даже при больших задержках являются показателем того, что все-таки это не перименопауза, и здесь никакой необходимости действий нет.

Следующим показателем является антимюллеровский гормон, который снижается позже всех, но является таким очень важным маркером, который указывает на то, что резко снижается количество клеток гранулезы в фолликулах, находящихся на очень ранних стадиях развития внутри яичника. И есть как бы 2 порога отсечки: это порог отсечки примерно меньше 0,8-1, когда резко снижается вероятность наступления беременности, но она еще возможна; и есть еще один порок отсечки, про который мало знают - это 0,2.

Предположим, что пациентка не планирует больше беременеть, но вы должны понять, что с этой пациенткой делать, вернее понять сколько ей осталось времени до менопаузы. Потому что ей может быть и 42, и 43 года, и даже 37-38 лет, и вы видите, что здесь происходит что-то не то - вам нужно разобраться. Вот цифра 0,2 является очень важной такой граничной чертой в оценке уровня антимюллеровского гормона. Если уровень антимюллеровского гормона больше чем 0,2, значит менопауза у пациентки не наступит в течение ближайших 5 лет. Это очень важный показатель, который позволяет, скажем так, исключить вероятность наступления менопаузы в ближайшие годы, потому что это важно бывает и для пациентки,чтобы она знала, "когда же все-таки" и для врача. Если же уровень ингибина Б меньше чем 0,2 то не исключено прекращение менструальной функции в ближайшие 5 лет.

То есть это очень важные моменты, которые позволяют нам во многом дифференцировать состояние пациентки, поскольку сама перименопауза не является болезнью, а является просто переходным периодом в жизни женщины, не всегда нужна такая диагностика. Но, если нам нужно разобраться в сложной картине, которая возникает с нашей пациенткой, безусловно, здесь нужно использовать все диагностические возможности, то есть и фолликулостимулирующий гормон, ингибин Б и антимюллевский гормон, и эстрадиол - то есть весь набор этих показателей позволяет наиболее тщательно разобраться с подоплекой тех симптомов, которые идут у женщины.

По мере приближения срока менопаузы меняется симптоматика: не только нарушения цикла, но появляются дополнительные симптомы. Какие?

Наиболее опасными симптомами, наиболее значимыми, с которыми мы работаем, являются симптомы, связанные с риском кровотечений. Потому что нарушение овуляторной функции приводит к тому, что прогестерон не вырабатывается в организме, или он вырабатывается в малом количестве после того, как происходят редкие овуляции. Эти редкие овуляции могут быть плохого качества, и эндометрий, слизистая оболочка матки является органом-мишенью для стероидных гормонов яичника, то есть для эстрадиола и для прогестерона. И на фоне относительно невысоких цифр эстрадиола, но постоянно присутствующего в организме, слизистая оболочка матки, эндометрий, отвечает ростом. Этот рост иногда может принимать достаточно выраженный характер, и появляется риск дисфункциональных маточных кровотечений и развития во-первых, гиперпластических процессов эндометрия, и даже повышения риска онкологии со стороны слизистой оболочки матки.

Поэтому здесь, конечно, очень важна ультразвуковая диагностика, по которой мы можем посмотреть 2 вещи. Во-первых, нет ли признаков гиперплазии эндометрия, а второе: это посчитать так называемый запас антральных фолликулов внутри яичника, то есть это специальное исследование, которое делается в начале цикла при регулярном менструальном цикле. И специально обученный врач (акушер-гинеколог) считает во всем яичнике сколько всего есть фолликулов, с одной и с другой стороны. По количеству этих фолликулов тоже можно говорить о том, каков резерв, есть ли они вообще. И это также важно для того, чтобы правильным образом назначать лечение.

И когда мы уже говорим о поздней перименопаузе, мы должны говорить о том, что есть совершенно огромный спектр симптомов, и нет двух одинаковых организмов женщины. В гормональном отношении каждая женщина чуть-чуть отличается от другой. И когда наступает период перименопаузы, нет абсолютно одинаковой симптоматики, нет никаких одинаковых однотипных рекомендаций. Здесь врач акушер-гинеколог гинеколог-эндокринолог должен оценивать это индивидуально.

Иногда восприятие пациенток и врачей перименопаузы сопровождается резким снижением уровня гормонов эстрогенов, то есть уровень эстрадиола резко снижается. Очень часто это бывает далеко не так. Посмотрите, что может быть, и какая картина бывает довольно таки часто: мы видим, что у наших пациенток падает уровень ингибина (ингибин является тормозящим веществом по отношению к фолликулостимулирующему гормону). То есть нормальные цифры ингибина не дают повышаться выше определенных пределов фолликулостимулирующему гормону, который вырабатывается гипофизом. И вот представим себе, что уровень ингибина начинает падать, а функциональный резерв речника еще достаточно сохранен. Гипофиз начинает бомбардировать яичник совершенно  огромным количеством гонадотропных гормонов. То есть повышается и ФСГ, и ЛГ. И что мы можем получить? Мы можем получить парадоксальную реакцию: цифры эстрадиола у этой пациентки, которая вошла вот в эту позднюю перименопаузу могут быть просто колоссальные, чудовищные – 800-1000. И стоит вопрос о том, что мы должны дифференцировать между перименопаузой и даже гормонально продуцирующими опухолями. Потому что есть разрастание эндометрия, то есть или полипы, или просто гиперплазия эндометрия. Могут быть и дисфункциональные кровотечения,  при этом колоссальные совершенно цифры эстрадиола. И вот нужно помнить, что такие цифры в период поздней перименопаузы у некоторых женщин являются абсолютно физиологическим явлением. И даже народная мудрость это всё хорошо заметила, и существует такая грубоватая пословица, которой почему-то нас учили прямо с первого курса: «45 - баба ягодка опять». Профессор Сатикова, кафедра нормальной анатомии 1 лечебного факультета Первого медицинского института, учебный сезон 1979-1980 года... То есть выходила профессор Сатикова, делала руки вот таким образом, говорила: «Я – матка, это маточные трубы, вот тут яичники…» И рассказывала про динамику этих гормонов, и на самом деле это так оно и есть.

Бывает такой период во время перименопаузы, когда уровень эстрадиола резко повышается, женщина резко "расцветает" на какое-то время, но этот период расцвета перед снижением функции. И для того, чтобы не делать лишнего здесь, конечно, очень важно наблюдение за эстрадиолом в динамике.

Просто назначаем любые гормональные контрацептивы, которые подавляют в какой-то степени уровень фолликулостимулирующего и лютеинизирующего гормона, и видим как буквально через 2-3 недели уровень гормона эстрадиола резко падает и возвращается в нормальные рамки. И назначая адекватную гормональную терапию на какой-то период, для того чтобы обеспечить контроль за этими разрушенными или нарушенными прямыми и обратными связями, возникающими между яичником и фолликулостимулирующим гормоном, мы проходим вот этот период от нескольких месяцев до полутора лет. Пока идет этот всплеск, выброс фолликулостимулирующего гормона, контролируем с помощью ультразвука состояние эндометрия, и спокойно проходим через этот период, и не делаем никаких лишних движений, не делаем никаких лишних выскабливаний, не делаем ненужные абсолютно в таком случае лапароскопии.

Если же уровень эстрадиола не падает, а наоборот, даже немножко растет, несмотря на все наши ухищрения, вот тогда, конечно, уже вопрос о том, что нужно не пропустить гормонпродуцирующую опухоль яичника.

Этот вопрос встает на повестке дня, но все-таки если брать опыт работы практического врача, в большей степени о гормонпродуцирующих опухолях нужно думать тогда, когда у женщины наступила менопауза, и она уже, допустим, длится 2-4 года (или более), и вдруг резко приходит менструация, резко всё меняется в организме… Мы смотрим уровень гормонов, он очень высокий - вот здесь, конечно, это в большей степени похоже на гормонпродуцирующую опухоль.

Поскольку они не имеют полости (так называемые солидные опухоли), в этом случае ультразвуковая диагностика не всегда выявляет сразу. То есть может быть гормонально очень активная опухоль, но, к счастью, эти гормонпродуцирующие опухоли, если их поймать на раннем сроке (поскольку они высоко дифференцированы), не создают каких-то проблем.  Самое главное, чтобы пациентка наблюдалась у врача акушера-гинеколога.

Поэтому, если появляется кровотечение, если появляются какие-то симптомы, которые связаны с нарушениями, связаны с гиперплазией, это является ключевыми симптомом, который мы с вами как врачи должны контролировать у наших пациенток в этот период.

Дальше нужно всегда помнить, что есть еще и другие симптомы, которые тоже могут беспокоить женщину. Иногда, когда возникает вопрос и появляется слово «перименопауза», сразу возникает (иногда даже в сознании врача) слово «приливы». Пациентка приходит и говорит: «У меня начались колебания цикла.» А врач задает вопрос: «А приливы у вас есть?» Вот я хочу сказать, что приливы обычно возникают тогда, когда уровень эстрадиола внутри организма женщины резко упал, то есть яичник практически прекратил работать, никакого резерва практически нет. Это, как правило, все-таки появляется уже после наступившей менопаузы. Крайне редко приливы возникают у женщины в период перименопаузы. Обычно настоящие приливы все-таки тогда, когда менопауза уже наступила.

Но ведь приливов может и не быть, а могут быть микросимптомы. И прежде всего, конечно, это нарушения настроения, нарушения сна, повышение потливости в не симптоматики приливов. И вот на это, конечно, тоже нужно обращать внимание, и об этом также нужно задавать вопросы пациенткам.

Ну и в большей степени тоже при уже наступившей менопаузе (но бывает и во время перименопаузы) могут быть мочевые симптомы, или симптомы, которые связаны с изменением слизистой влагалища, изменением трофики слизистой влагалища, иногда даже меняется уровень лейкоцитов, то есть меняется степень чистоты влагалища, за счет того что на фоне измененного гормонального фона меняется функционирование слизистой оболочки влагалища. И на этом фоне могут возникать тоже дополнительные симптомы.

И вот весь этот набор симптомов очень разный, и поэтому здесь врач должен всегда правильным образом подойти к ситуации, для того чтобы ничего не пропустить и провести достаточно полную и хорошую диагностику.

До недавнего времени считалось, что процесс снижения активности яичника является таким процессом, который невозможно вообще никак остановить, притормозить, и если это всё началось, то это всё идёт своим чередом, а мы можем только назначать какую-то поддерживающую терапию. К счастью, здесь в последние годы идёт достаточно много исследований, которые говорят, что возможно какие-то методы поддержки и продления работы яичника могут иметь место. И вот в нашем центре мы проводим сейчас достаточно интересную программу, это уже несколько лет как проводится в других странах - был малодоступный препарат, который называется Дегидроэпиандростерон, и мы начали с ним работать. И видим, как в общем-то, реально препарат работает как анти-эйдж, если его грамотно назначать, в грамотных дозировках, по четким показаниям, мы видим как притормаживается процесс старения функции яичника, мы видим как падают цифры фолликулостимулирующего гормона. И, собственно говоря, падение уровня фолликулостимулирующего гормона в динамике и является основным критерием, который показывает работает или не работает препарат.

С гормональной точки зрения он практически оказывает нулевое действие на организм, потому что он относится к гормонам андрогенам, но это самый слабый андроген в женском организме. То есть есть 4 андрогена: первый андроген, самый слабый – дегидроэпиандростерон, следующий по своей силе – это андростендион, то есть мужской половой гормон, который по сравнению с остальными мужскими гормонами в большем количестве вырабатывается в организме, но в сотни раз слабее, чем тестостерон, то есть у него своя активность очень слабая, а у дегидроэпиандростерона в тысячи раз слабее андростендиона. Его активность очень маленькая. Ну и следующий мужской гормон в женском организме, и основной по физиологическому действию -  это тестостерон, но есть еще один более мощный продукт, кратковременное превращение тестостерона – это дигидротестостерон. Вот четыре основных андрогенных гормонов есть в женском организме, и когда мы проводим вот эту анти-эйдж терапию, направленную на защиту функции яичника, мы назначаем гормон дегидроэпиандростерон.

Каким образом он работает? Здесь нужно сказать буквально несколько слов о том, как работает вообще стероидный синтез внутри яичника. Основным субстратом, то есть тем веществом, из которого образуются все стероидные гормоны яичника и коры надпочечников, а также яичко у мужчины, и стероидные гормоны плаценты - это холестерин. То есть холестерин обладает циклопентанпергидрофенантреновым  ядром, которое лежит в основе синтеза всех стероидных гормонов. В организме есть определенный синтез холестерина, мы его не любим, потому что он предрасполагает к куче всяких заболеваний, повышается риск сердечно-сосудистых заболеваний, инфарктов, инсультов и так далее. Но! У более таких кругленьких и полных женщин (в пределах разумного, конечно) у них, как правило,  менопауза наступает чуть позже. То есть у холестерина есть защитное действие, которое продлевает вот этот срок работы яичника, и соответственно, защитного действия яичника по отношению к целому ряду заболеваний.

Почему это происходит? Да потому, что из холестерина образуется в начале внутри яичника тестостерон, и дальше этот тестостерон подвергается реакции ароматизации, и из него образуется эстрадиол. То есть женские половые гормоны внутри яичника формируются из мужских половых гормонов, и в основном из холестерина. Но оказывается, что вот в синтезе гормонов яичника очень важную роль играет так называемая строма, о которой иногда забывают, но она вырабатывает определенный уровень мужских половых гормонов. Эта строма яичника обеспечивает во многом стероидами женский организм, когда уже менструации прекратились, нет никаких фолликулов. А тем не менее, вот яичник дает какую-то гормональную работу, и за счет этого идет превращение цепочки гормонов внутри организма.

Мне представляется, что наиболее вероятно дегидроэпиандростерон  как раз помогает строме вырабатывать вот этот базовый набор гормонов, чтобы не делать эту цепочку, начиная от холестерина, а просто мы уже имеем некую такую гормональную поддержку, которая дальше идет уже на синтез тестостерона. И образующийся внутри яичника тестостерон идет на построение женского полового гормона эстрадиола. И фолликул, который может быть не смог бы выдержать вот этой «гонки вооружений» и конкуренции с другими фолликулами, и подвергся бы обратному развитию на более ранних сроках, он выживает. И начинает расти, и переходит на ту стадию, когда он может стать доминантным фолликулом и обеспечить нормальный уровень уже ингибина А, который будет давить фолликулостимулирующий гормон, и таким образом мы видим на какое-то время идет отсроченность вот этих нарушений.

То есть дегидроэпиандростерон мы используем для повышения резерва яичников, когда женщина подходит уже к тому периоду, когда снижается фертильность, иногда в центрах ЭКО он используется, для работы с женщинами пограничного возраста, для того чтобы получить свои яйцеклетки. Поэтому,безусловно, я считаю, что первый опыт, который мы сейчас видим по применению дегидроэпиандростерона  для консервации функции яичников, для того чтобы менопауза наступила позже, он, в общем-то, достаточно хороший. Побочных эффектов практически никаких нет. Безусловно, должен назначать врач, но просто я хотел бы сказать, что, в общем-то, есть определенная надежда, которая  говорит о том, что такое аккуратное и бережное лечение принесет свой эффект.

И последнее, что я хотел бы сказать, конечно, сама перименопауза – это такое разнообразным образом проявляющиеся явление у разных женщин, что всегда очень тяжело делать какие-то общие выводы, но тем не менее я считаю, что здесь наблюдение врача важно в рамках диспансеризации. Это важно потому, что молодой женщине в 20 лет кажется, что 40 лет - это очень большой возраст, 50 лет – это какая-то глубокая старость, и она не замечает как она быстренько подходит к этому возрасту. И вот уже 40 лет, 45, а там уже и 50… И вдруг оказывается, что ты полна сил, полна жизненной энергии, у тебя есть мудрость, у тебя есть много всяких хороших положительных качеств, и по современным демографическим показателям еще предстоит прожить много десятилетий, и вот очень важно просто не бояться этого периода. Понимать, что это биология, что так устроен человеческий организм, что женщина должна будет на каком-то этапе перейти из одного состояния в другое. Но очень важно, чтобы здесь не пропустить каких-то отрицательных факторов, которые можно было бы легко устранить на самом таком раннем начальном уровне, для того чтобы войти в менопаузу максимально здоровой, и для того чтобы организм был максимально защищен.

Поэтому очень важно диспансерное наблюдение у врача акушера-гинеколога, при необходимости консультация уже у более узкого специалиста врача гинеколога-эндокринолога. Но это тоже акушер-гинеколог, мы все гинекологи-эндокринологи являемся врачами акушерами-гинекологами, потому что это общая единая специальность.

И совет самим женщинам: то, что отметил еще великий наш учитель, один из отцов-основателей московской школы гинекологии Владимир Федорович Снегирев (я всем врачам советую все-таки прочесть его фундаментальную книгу, которая называется «Маточное кровотечение», 4-ое издание, это фактически энциклопедия по гинекологии). И вот Владимир Федорович Снегирев подразделяет периоды женщины по этапам, и говоря о переходе в климактерический период, сказал, что здесь очень важно, чтобы женский организм был максимально защищен от каких-то внешних перегрузок. То есть очень важно, чтобы был правильный сон, чтобы было хорошее общее здоровье, поэтому здесь важна не только гинекология, не только наблюдение врача акушера-гинеколога, но также  не пропускать каких-то факторов, связанных и с терапией, или с какими-то хроническими заболеваниями.

И, конечно, очень важен психологический комфорт. Современные условия жизни таковы, что женщина иногда вся находится в таком бурном темпе общественной работы и политической жизни, что она забывает просто о своем здоровье. Можно много говорить по поводу равноправия женщины, можно говорить по поводу того, что женщина должна летать в космос, командовать подводными лодками, и так далее. Возможно, что это так, кто хочет - я не возражаю, но я считаю, просто как врач, что с точки зрения врача акушера-гинеколога женщина должна быть гораздо более защищена. Я сторонник того, чтобы у женщины было больше прав на охрану здоровья, на защиту своего организма. Потому что все-таки женский организм при таких вот тяжелых перегрузках иногда реагирует очень тяжело. И поэтому: чем меньше будет перегрузок, тем лучше, тем легче пройдет перименопауза, и как правило, тем легче будет идти сама менопауза.

Поэтому, дорогие наши женщины, берегите себя! Аккуратно и бережно относитесь к своему здоровью. Не пропускаете ежегодной диспансеризации. Не нужно бояться вот этих всех периодов. Один наш профессор кафедры говорил: «К каждому возрасту нужно относиться с достоинством». Не нужно пытаться удержаться «вот там», нужно просто понимать, что да, вот в моем организме что-то меняется, как лучше к этому отнестись. И также важно помнить, что сейчас уже появились возможности достаточно простой такой гормональной поддержки, которая по сути не является какой-то гормональной заместительной терапией, а  является просто фоновой поддержкой работы яичника, который в фоновом режиме работает и помогает стартовать фолликулам. И поддерживая этот уровень, мы можем на какое-то время достаточно хорошо поддержать организм и продлить его функционирование, включить скрытые резервы.

И совсем последнее: сейчас очень много исследований проводится посвященных  тому, что существуют так называемые дремлющие фолликулы, что можно их якобы «раскачать» и дать возможность овулировать женскому организму даже тогда, когда кажется, что вроде бы этого уже не должно быть. Такие исследования тоже, как ни странно, идут.  И как ни кажутся эти все мои фразы фантастическими, тем не менее в этом направлении тоже движение идет. Поэтому возможно, что не совсем в ближние года, но лет через 10-15 у нас появятся еще дополнительные какие-то резервы, для того чтобы сделать переход женщины из одного биологического периода в другой максимально комфортным.

Вот, пожалуй, то, что я хотел сказать по этому вопросу. Я думаю, что мы только начали разговор об этом переходном периоде женщин. Безусловно, нужно говорить и о периоде менопаузы, и о климактерическом синдроме. Мы об этом обязательно будем говорить, и, конечно, мы говорили и будем говорить о репродуктивной функции у женщин старшего репродуктивного возраста. То есть это, как правило, после 35 лет. Это «святое наше», потому что мы занимаемся репродукцией, поэтому это как бы введение в тему, а не её закрытие.

Гинеколог-эндокринолог – врач, с которым сталкивается почти каждая женщина. Хороший гинеколог-эндокринолог помогает справиться со многими проблемами и решает ряд задач: бесплодие и наступление беременности (оценка овуляция и коррекция, поддержка второй фазы цикла, гиперпролактинемия, аменорея), гормональная коррекция при беременности, планирование ЭКО и неудачные попытки ЭКО, оценка овариального резерва, нарушение менструального цикла, контрацепция, коррекция при климактерическом синдроме.Записаться на консультацию в ЦИР

Наши врачи

Захарова Ольга Михайловна

Врач-генетик высшей категории

Ляхерова Ольга Владимировна

Акушер-гинеколог, гинеколог-эндокринолог, гемостазиолог

Все врачи клиники


Rambler's Top100